№4
    
 
 

Так само собой сложилось, что оба материала нынешнего раздела о здоровье пришли к «Обывателю» из-под пера одного журналиста – Майи Куликовой.

Мы свели с ней знакомство в редакции «Огонька», еще того, на котором оставались последние отблески достоинства и популярности великого коротичевского журнала.

В Майе как профессионале невозможно было не заметить ее полную внутреннюю свободу – это в нашем-то со всех сторон зависимом деле – в выборе тем и в отношении к авторитетам. Она писала и, полагаю, пишет только о том, что интересно лично ей (слава Богу, ей интересно очень многое).

Второе, очень ценное для меня: репортерское начало (что вижу, то и рассказываю) у нее часто дополняется попытками объяснить: почему так? Впрочем, это пытаются сделать многие, но она при этом старается и умеет привлечь к делу истинно научные сведения. Это называется научпопом. Однако не всякому журналисту от науки решишься сказать то, что я сказал однажды Майе:

- Знаешь, честно говоря, мне гораздо интереснее то, что обычно называют лженаукой. Потому что из нее-то как раз часто и рождается то, что оказывается истинно новым знанием.

- Согласна, - спокойно пожала плечами Майя.

Только спустя достаточно большое количество лет я узнал, что Куликова вовсе не журналист, а профессионал-психолог с соответствующими образованием и умениями. И что она работает уже по этой специальности, а не в редакции. То есть и тут она живет в соответствии с принципом: так, как именно ей сейчас интересно. Но и журналистику до конца не бросает.

Написав все вышеизложенное, я позвонил Майе:

- А ты можешь сама о себе написать страничку?

- Могу, - как всегда легко согласилась она.

И написала (читайте ниже).

А. Щербаков


Я – Майя Куликова, психолог и журналист. С самого детства ничего не занимало меня больше, чем жизнь человеческой души. Сегодня сфера моих интересов - прежде всего, практическая психология, консультирование и работа с жизненными кризисами. Помимо работы, меня привлекают разные интересные вещи – религия и наука, современные психотехники и магия, шаманизм и НЛП – все, что позволяет если не разгадать, так хотя бы приблизиться к тайне человеческого существования.

По роду службы я встречаюсь со значительным количеством людей, которых так или иначе не устраивает их жизнь. При этом речь не идет о настоящих катастрофах – смерти близких, потере здоровья и тому подобных ситуациях. Так, просто жить не в кайф, или запутался в проблемах, и непонятно чего хочется, и что делать дальше. Опыт показывает, что в ситуации жизненного кризиса главное – понять три важные вещи.

Мир, в котором мы живем, не одномерен.

Возможности любого человека безграничны.

И самое главное: мы сами определяем реальность, в которой живем. Жизнь – это калейдоскоп реальностей, а крутим этот калейдоскоп мы сами. И неважно, что или кто позволит человеку понять свою роль в созидании желанной жизни – Великий пост или карибские пляски,  психиатр или священник. В своих материалах я хочу знакомить вас с людьми и идеями, которые позволяют все это лишний раз понять и почувствовать. Позволяют взглянуть на вроде бы очевидные вещи как будто чужими глазами.

Кто знает, может, чужие глаза вам впору придутся?

   

 

              Павел КУРЕННОВ

ИСЦЕЛЕНИЕ БЕЗ ЛЕКАРСТВ

           Продолжение. Начало

 СТАРИННЫЕ МЕРЫ ВЕСА И ЕМКОСТИ

гран ≈ 62 мг

фунт ≈ 410 г

унция ≈ 30 г

галлон ≈ - 4,5 л

кварта ≈ 1 л

пинта ≈ 0,5 л

ЧУДЕСА ЛЕЧЕНИЯ ГОРЯЧИМИ ВАННАМИ С ПРИМЕСЬЮ ОТВАРА РАЗЛИЧНЫХ СУШЕНЫХ ТРАВ

ВАННА С ЛАВАНДОВЫМ ЦВЕТОМ. Такие ванны имеют громадное значение не только при сердечных и нервных страданиях, но и при ревматизме, подагре, параличе, вывихах, ущемлениях и повреждениях жил, при незлокачественных опухолях и затвердениях. Благодаря ароматическому запаху и тому легкому раздражению, которое лавандовые ванны производят на кожу, эти ванны оживляют и возбуждают кожные нервы и главные кровеносные сосуды. Для полной ванны нужен 1 кг лавандового цвета.

ВАННЫ С ВАЛЕРИАНОЙ. Ванны с отваром валерианы служат для успокоения нервной системы, сердца и при судорогах. Они понижают возбуждение спинного мозга и особенно рекомендуются при нервной бессоннице, нервном сердечном страдании, слабости сердца и нервов. Такие ванны понижают давление крови, полезны при судорожном состоянии гортани, желудка, при астме и газах (метеоризме).

ВАННА С ОБЫЧНОЙ СОЛЬЮ. Для полной панны требуется 2 кг соли, ее просто бросают в ванну для растворения. Такие ванны производят раздражение кожи, стимулируют выделение через кожу токсинов. Вызнанный этими ваннами прилив крови к коже благотворен при расстройствах обмена веществ, ревматизме, золотухе.

ВАННЫ С НАШАТЫРНЫМ СПИРТОМ. В ванну с не очень горячей водой добавьте несколько ложек нашатырного спирта и лягте в нее на 20 мин. Это прекрасно очищает кожу.

ВАННА, СПОСОБСТВУЮЩАЯ ПОХУДАНИЮ. Полежите 20 - 30 мин. в ванне, предварительно добавив в воду 125 г питьевой соды. 150 г морской соли и немного лавандового спирта. Затем сразу же лягте на 15 мин в кровать, хорошенько укрывшись одеялом.

ГЛИЦЕРИНОВАЯ ВАННА. Если добавить в ванну с теплом водой 50 г глицерина и полежать в ней 20 мин., кожа будет мягкой и гладкой.

ВАННА С СЕННОЙ ТРУХОЙ. Сенную труху (1 кг) помещают в холщевый мешок, заливают водой, доводят до кипения и кипятят полчаса. Отвар выливают в ванну. Температура воды - 37 градусов. При лечении суставного ревматизма многие знахари рекомендуют принимать эту ванну от 20 до 45 мин., иногда до часа. Если слабое сердце - через день, хорошее - ежедневно. Всего от 30 до 50 ванн. Такого рода ванны благотворны при начинающемся отравлении крови, радикулите, золотухе, аллергии, замерзших членах.

Сенная труха богата эфирными маслами, благодаря чему произ­водит раздражение кожи. Необыкновенно полезно ее действие на обмен веществ при песке и камнях в мочевом пузыре и почках, при подагре и ревматическом состоянии, болезни суставов.

Ванна с сенной трухой производит рассасывающее действие при образовании фурункулов, благотворно действует при коликах в желчном пузыре, желудке, кишечнике.

ОЧЕНЬ ЦЕННЫЕ ДЕРЕВЕНСКИЕ ЗНАХАРСКИЕ СРЕДСТВА ОТ КАШЛЯ

1. От продолжительного грудного кашля следует вытереть грудь сухой суконной тряпкой, затем втереть досуха внутреннего свиного сала или топленого масла. Прибавить небольшое количество соснового масла - скипидар - к свиному салу: 1 чайная ложка скипидара на 1 столовую ложку сала.

2. Взять ржи, овса, ячменя, добавить цикорий и 2 г очищенного горького миндаля и пить это, как обыкновенный кофе. Можно с горячим топленым молоком.

3. Кипяченый сок репы: с сахаром (лучше с медом) также очень полезен при врачевании болей в груди от простуды и кашля.

4. Порезать на мелкие кусочки и кипятить 10 луковиц и 1 головку чеснока в непастеризованном молоке до тех пор, пока лук и чеснок не станут мягкими. Прибавить немного соку собачьей мяты (будры). Добавить меду.

Доза: по столовой ложке в час в течение дня.

5. Гоголь-моголь (яичные желтки, сбитые с сахаром и ромом) также сильно помогает от кашля, если его есть натощак.

6. Смешать сок редьки и моркови с молоком или медовым напитком: половина сока и половина молока или медового напитка.

Доза: по 1 столовой ложке 3 раза в день.

7. Смешать две столовые ложки свежего непастеризованного сливочного масла, 2 желтка свежих яиц, одну чайную ложку пшеничной муки и 2 чанные ложки чистого меда. Принимать внутрь по 1 чайной ложке много раз в день.

8. Весной от кашля очень полезно пить березовый сок (березовицу) или сок кленового дерева с молоком.

9. Ранней весной наламывают молодые побеги сосны, измельчают. Берут 3 столовые ложки на 0,5 л воды. Доводят до кипения. Настаивают 15 мин. Принимают по 1 столовой ложке 3 раза в день до еды.

10.Хорошим отхаркивающим средством при кашле является отвар из чабреца, мать-мачехи и медуницы. Столовая ложка смеси заваривается 0,5 л воды. Доводится до кипения. Настаивается 15 мин. В отвар кладут 2 столовые ложки меда. Принимают три раза в день по столовой ложке до еды.

11.Нарезать очень тонкими ломтиками 6-8 штук редьки. Посыпать каждый ломтик сахаром. Через полдня появится сок редьки, смешанный с сахаром.

Доза: по столовой ложке каждый час.

Знахари утверждают, что описанное средство излечивает самый тяжкий кашель в сравнительно короткий срок.

СИБИРСКОЕ СРЕДСТВО ОТ БРОНХИТА И КАШЛЯ

(полезно также для печени и почек)

Натереть на терке черную редьку и выжать сок через марлю. Хорошо смешать кварту этого сока с 1 фунтом жидкого меду и пить.

Доза: по 2 столовые ложки перед едой и перед сном вечером.

ЗНАХАРСКОЕ СРЕДСТВО ОТ БРОНХИТА И КАШЛЯ У ДЕТЕЙ

Нарезать редьку маленькими кубиками, положить в кастрюлю и посыпать сахарам. Печь в духовке до 2-х часов, процедить, выбросить кусочки редьки, а жидкость слить в бутылку.

Доза: 2 чайные ложки 3-4 раза в день перед едой и на ночь перед сном.

СТАРИННЫЙ ЗНАХАРСКИЙ СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ НАСМОРКА

Немедленно после начала насморка сделать горчичники из горчицы в порошке и приложить их к пяткам ног (снизу), забинтовать фланелью. Надеть теплые шерстяные чулки и держать горчичники так долго, как возможно (обыкновенно от часу до двух). Затем снять горчичники и быстро походить по комнате. Лучше всего принимать это средство перед сном. К. рассвету насморк должен исчезнуть.

РАДИКАЛЬНОЕ СРЕДСТВО ОТ СИНУСИТА (СКОПЛЕНИЯ СЛИЗИ В НОСОВЫХ ПАЗУХАХ)

Для избавления от этой напасти необходимо держаться следующих правил:

а) немедленно прекратить потребление в пищу молока и молочных продуктов, способствующих накоплению слизи в организме;

б) непременно ходить в русскую или финскую баню с сухим паром от каменки и париться первый год или два по 2 раза в неделю, в последующие - раз в неделю. Помимо парения веником, больному следует еще подолгу потеть, лежа на полке.

ТРИ НАРОДНЫХ СРЕДСТВА ОТ ИНФЛЮЭНЦИИ (ГРИППА) И ЖЕСТОКОЙ ПРОСТУДЫ

1. От 15 до 20 г полыни надо настоять на полулитре водки. Чем дольше настаивать, тем лучше, но не меньше 24 часов. Доза зависит от индивидуума. Приблизительно по 50 г надо пить 3 раза в день за 15 минут до еды и перед сном.

2. Пропитать шерстяную материю или шерстяную тряпку уксусом, прованским маслом и камфарой. (Вместо прованского масла подходит любое растительное). Приложить тряпку на ночь к груди. Положить на шею сзади компресс из хрена, натертого на терке. Наполнить длинные шерстяные чулки горячей мякиной и надеть на больного.3. Знахари и сибирские крестьяне зачастую врачуют инфлюэнцию (грипп) и жестокие простуды наполнением чулок горчицей в порошке и ходят гак несколько дней. Средство простое и старинное.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
 

   










Яндекс цитирования





       

В первом выпуске нашего журнала мы опубликовали статью Алексея Бадьина «Жизнь внутри кроссворда» - о страхах, нередко по видимости беспричинных, которые одолевают многих россиян. Особенно часто такие тревоги преследуют горожан. Продолжая тему, мы в качестве комментария этого распространенного ныне явления предлагаем вам две беседы с двумя авторитетными учеными и практиками медицины.

Алексей Евгеньевич БОБРОВ -  психиатр, профессор, заместитель директора НИИ психиатрии Минздрава РФ по учебно-методической работе. И, что важно в данном случае, специалист по тревожным расстройствам.

Михаил Иванович БУЯНОВ - врач-психиатр. В 1987 году первым в СССР выступил в печати (в газете “Неделя”) против использования психиатрии в карательных целях. В 1992 году избран президентом Московской психотерапевтической академии и председателем Общества медиков-литераторов.

           

- Алексей Евгеньевич, можно ли считать, что тревог в нашей жизни стало больше?

- Я бы такого вывода делать не стал. Что вы имеете в виду – преступность, терроризм? Но, с точки зрения психиатра, все это – лишь разновидности стрессов. Во все времена их было не меньше, чем сейчас. Просто они были другими. Дикие животные, стихийные бедствия. Эпидемии, голод, наводнения. Если разобраться, вся наша психика и культура формировались в условиях постоянного стресса. Другое дело, что раньше были эффективны такие инструменты борьбы с тревогой, как религия, все виды искусств, причем не только так называемые «высокие», но и народное творчество, фольклор. Сегодня, конечно, тревожность после посещения церкви или театра у людей тоже падает, но все это уже не так массово и не так надолго, как в былые времена. И самое главное: отношение к человеческой жизни вообще было иным. Сколько у наших прабабушек было детей? У моей - десять. А выжили двое. И это считалось естественным. В такой ситуации людям часто было просто не до психических проблем.

Мы волнуемся не больше, чем наши предки, но поводы для этого сменились. Знаменитый философ и психиатр Мишель Фуко писал, что во Франции психдома заняли помещения, в которых раньше были лепрозории, а те, в свою очередь, заполнили бывшие клиники для лечения сифилиса.

Сегодня, когда смерть ребенка – большая трагедия, отношение к детям, а следовательно, к человеческой жизни, более бережное. Люди вырастают в своеобразной эмоциональной теплице, где боль, смерть, тяжкие болезни, нищета – не обыденность, а несчастье. Человек, даже живя в довольно скромных условиях, вырастает с установкой, что кто-то заботится о его здоровье, образовании, еде... Это стало естественным. Чем выше уровень цивилизации, тем большее внимание придается человеку, правам личности. Еще каких-то сто лет назад никто и думать бы не стал об освобождении каких-то там заложников. Только со второй половины двадцатого века ситуация коренным образом меняется – общество резко ориентируется на опеку. И… люди становятся ранимыми. Можно сказать, что количество стрессов уменьшается, но население все менее подготовлено к ним. Да и сама тревога становится другой: она все больше связана не с угрозой жизни, а с угрозой личности, ее целостности, свободе.

- Странно… Люди в метро заходить боятся и с тревогой прослушивают газовые трубы, а вы - про угрозу личности…

- Это смотря о каких людях речь. Есть среди нас такие, которые всегда боятся. Я бы даже рискнул сказать, что им нравится бояться. Вот у меня знакомая уехала в Америку, уже во времена «разрядки», так ее там обуял кошмарный страх того, что между США и СССР вот-вот должна начаться ядерная война.

На самом деле уровень тревоги в обществе снижается. А что касается наших пациентов, то им, поверьте, все равно чего бояться – американских шпионов, террористов или НЛО.

- Но почему тогда появляются еще недавно неизвестные психические расстройства? О тех же «панических атаках» десять лет назад никто слыхом не слыхивал. А сегодня в Америке даже полицейские обучены их распознавать и оказывать таким людям помощь прямо на улицах.

- Не надо придавать особое значение названиям. Например, термин «невроз тревоги» ввел в обиход еще Фрейд, а, скажем, «тревожные расстройства» появились в Америке в 60-70 годы, а у нас – в 90-е. То, что сегодня называют тревожными расстройствами, основательно изучалось и диагностировалось нашими психиатрами, только называлось иначе – неврозами, легкими депрессиями. Панические атаки также известны давно, только описывались под названием «диэнцефальный синдром», «психовегетативные пароксизмы», «вегетативная дисфункция».

- И что же, распространенность тревожных расстройств сегодня такая же, как двадцать, тридцать лет назад?

- Мы не проводили сплошных исследований. Отдельные зарубежные специалисты называют разные цифры. По некоторым данным число страдающих фобиями – 2-4% населения. От 2 до 2,5% страдают различными социофобиями, например, страхом перед публичными выступлениями. Известно, что до 30% женщин в предклимактерическом периоде  (40-50 лет) страдают от тревожных расстройств. Сюда входят и фобии, и тревожные депрессии, и невроз навязчивых состояний, и так называемое генерализованное тревожное расстройство – оно очень распространено в указанной социальной группе. А проявляется так: задерживается дочь с работы на десять минут – у пожилой мамы приступ. Показали по телевизору грабителя-кавказца – и при виде любого темноволосого человека сердце выскакивает из груди. Таких считают несносными вздорными тетками, а они на самом деле серьезно страдают. Им все время мерещится бог знает что, хотя реальная вероятность трагического происшествия очень мала.

- Когда смотришь телевизор, создается впечатление, что не так уж и мала. Один известный психиатр говорил мне, что считает СМИ виновными в росте тревоги и агрессивности в обществе…

- Да, многие психопатологические состояния как будто «заразны», могут индуцироваться. Раньше, например, встречались целые деревни, где поголовно заболевали психозами - истерическими параличами, икотами, определенными видениями. Или вот суицидальные романы, вроде «Страданий молодого Вертера», - они провоцировали эпидемии самоубийств. Но к таким явлениям должна быть готовность, предрасположенность. Просто так, на ровном месте, здорового человека заразить патологической тревогой нельзя.

А вот чтобы здоровому человеку эффективно справиться с естественной, непсихопатологической тревогой, нужна как раз информация. И чтобы получить ее, необходимо, в частности, и телевизор смотреть, и читать газеты.

Любая информация дает объяснение и поэтому работает, в конечном счете, против тревоги. Тут, конечно, многое зависит от того, какую цель ставит «поставщик информации». Ведь никакой информации без «точки зрения» не бывает. Если цель достаточно разумна – все в порядке. Встречаются, конечно, оголтелые, «безбашенные» такие журналюги, которых и психически здоровому человеку ни смотреть, ни читать не стоит. Получение же полной достоверной информации для взрослого человека - всегда позитивно.

Вообще тревожные состояния больше всего процветают в изоляции, когда человек или группа людей не могут трезво оценить реальную возможность того или иного события.

- «Ужастики», «игры-стрелялки»  оказывают влияние на уровень тревожности? Может, стоит запрещать их?

- Что бы я запретил, так это рекламу, эксплуатирующую страхи. Это действительно удар ниже пояса. Женщин, например, пугают грядущими возрастными изменениями, полнотой. Мужчин – облысением, утратой потенции. Всему этому придается характер чего-то неотвратимого, если не будет куплено рекламируемое. Это нечестно, особенно по отношению к «тревожным» людям. Или, например, явилась ко мне женщина с рекламой пылесосов. Она битый час живописала, какие ужасные клещи живут у нас повсюду – в коврах, подушках... И только сверхмощный пылесос способен спасти от неминуемых тяжких болезней и гибели. Подобные ухищрения – прямая агрессия страха.

Что же касается «агрессивных» игрушек, в том числе компьютерных, тут все дело в дозе. Утверждать, что «стрелялки» провоцируют тревожность, нельзя. В какой-то степени такого рода переживания необходимы психике. Наш эмоциональный аппарат, помогающий нам выживать сегодня, формировался тысячелетиями. Где удовлетворить заложенную в нем естественную агрессивность, как не в играх в «войнушку»?

- А всеобщая «алармизация» жизни - все эти наблюдающие глазки, подсматривающие камеры, детекторы, «светилки» могут провоцировать тревожные переживания?

- Всякие технические нововведения влияют на психику, куда от этого денешься. Чтобы любые изменения приносили пользу, а не вред, должны заранее разрабатываться и соблюдаться определенные условия общественного договора. Будут люди убеждаться, что технические средства безопасности действительно работают на безопасность, – тревога будет снижаться. А если увидят, что все делается для ограничения личной свободы, тревога, страх и недовольство возрастут. Повторю, все дело в общественном договоре. С появлением автомобильного транспорта, например, были опасения, что «лошади будут пугаться» и «нормальным людям ходить будет негде». Что же произошло? Лошади как транспорт извелись вообще, а для пешеходов сделали тротуары. Вот и все. То же самое случится с «алармизацией», если она будет действительно служить безопасности. Работа по снижению психической напряженности ведется по всему миру. Проходят международные симпозиумы по социальному стрессу. И не оттого, что социального стресса стало много, а потому, что уже нет необходимости на международном уровне решать, что делать с прокаженными или с сифилитиками, или с распространением оспы… Происходит эволюция общества, отношение к человеку становится все более личностным.

- Но ведь некоторые философы, политики, наоборот, уверяют нас, что мир становится все стрессогеннее, безжалостнее к человеку…

- Это, во-первых, люди с определенными патологическими идеями, или, в случае с политиками, в корыстных целях расчетливо «бьющие» по тревожности людей. Кликушество вообще самый простой способ привлечь к себе внимание. На самом деле не психических расстройств сегодня больше, а внимания к ним. А тревожные расстройства распознаются чаще потому, что появляется все больше информации о них и о их признаках.

- Каковы же признаки развития тревожного состояния?

- Сначала они проявляются на поведенческом уровне: нерешительность, колебания по самым незначительным поводам – выбор маршрута следования на работу, повседневной одежды... Идет нарастание чувства, что что-то может случиться плохое, так называемая неопредмеченная тревога. В межличностных отношениях - вспышки гнева. Например, женщина может наорать на припозднившегося ребенка или мужа – это следствие тревоги, и домашним следует понимать это и проявлять такт.

Дальше появляются уже собственно страхи, фобии различных предметов, ситуаций. Список их обширен.Основной признак - при тревоге сильно страдает оценка вероятности того или иного события. На место этой оценки приходит иррациональный страх, сопровождаемый неконтролируемыми телесными реакциями. Например, после взрывов в метро у таких людей неконтролируемо колотится сердце, когда захлопываются дверцы вагона: «вот и все», «как глупо кончилась жизнь». Если есть такие реакции - уже можно идти к психотерапевту.

- И что он сделает?

- В основном терапия сводится к обучению оценивать риски, преодолевать иррациональные переживания, активно относиться к ситуациям. Ведь пассивность порождает тревогу. А вообще я бы не стал на интернетных страницах рекомендовать метод лечения. Он для каждого должен подбираться свой.

- Что случится, если тревожные состояния не лечить?

- Ну, во-первых, они сами по себе сильно отравляют жизнь. Во-вторых, от тревожных расстройств полшага до депрессии. В-третьих, психосоматические заболевания, связанные с тревогой, традиционны – гипертония, инфаркт, язва, некоторые кожные болезни, астма… Причем, если женщины чаще страдают от тревоги и депрессии как таковой, то у мужчин тревожность чаще преобразуется как раз в психосоматику.

Далеко не лучший способ победить тревожность – саморазрушительное поведение: курение, алкоголь, наркотики, азартные игры… Большинство курильщиков и алкоголиков – действительно тревожные люди. Систематическое употребление наркотиков, в том числе табака и алкоголя, почти всегда свидетельствует о проблемах с самоуважением, самооценкой.

Азартное поведение  наши граждане тоже используют как средство борьбы с тревогой. В легкой форме – это небольшое эмоциональное напряжение плюс небольшая завышенность самооценки. В таком варианте азартны многие – те же безобидные покупатели лотерейных билетов. В тяжелой форме – это эйфория, переоценка возможностей, неадекватные поступки… то есть то же разрушающее поведение. И виной ему может быть тревожность.

- А может так быть, что это просто характер у человека такой?

- Характер здесь почти не при чем. Все дело в том, что, в частности, в нашей стране, вся система обучения не учитывает психогигиенический фактор. Практически отсутствует обучение нормальной социальной активности. Человек не приучен отдавать себе отчет в собственных чувствах. Это можно сравнить с различением музыкальных тонов. Все слышат, а музыкально грамотны далеко не все. То же самое с чувствами. Сегодня человечество вплотную подошло к всеобщему изучению психиатрии, психотерапии. В школах должны будут обучать азбуке чувств и ощущений.

В России, к сожалению, воспитание вообще чрезмерно основано на запретах, порой бессмысленных. Ребенку слишком многое запрещают просто потому, что так удобнее: не бегать, не кричать, не пачкаться… Душевные импульсы подавляются с самого нежного возраста, и постепенно у человека теряется способность чувствовать свои желания. Вот есть, например, такой распространенный феномен – тик. В России число таких недугов регистрируется в несколько раз больше, чем, скажем, в Британии. Одна из гипотетических причин – большое количество бессмысленных запретов в воспитании.

Эмоционально неграмотные люди, каких пока большинство, в острой ситуации не умеют реализовывать свои эмоции. Начинают непроизвольно переживать - либо слишком негативно, либо слишком позитивно, эйфорически. Многие элементарно не умеют… злиться, негодовать, огорчаться, реагируют на раздражающую ситуацию либо слишком сильно, либо подавляют переживания. У меня была пациентка, которая, придя как-то на работу, обнаружила, что коллеги рылись в ее бумагах. И вместо того, чтобы выяснить обстоятельства и проявить управляемое негодование, она разразилась бурей, потребовавшей, в конце концов, моего вмешательства.

Тревожные расстройства, если не принимать в расчет отдельные клинические случаи, живут в хаосе. Можно сказать, что тревожность – это эмоциональное и интеллектуальное невежество, недоразвитость. Если в жизни человека все упорядочено – мысли, эмоции, действия, – тревожным состояниям просто негде поселиться. Любая упорядоченность, от умения логически мыслить до обладания исчерпывающей информацией о происходящем вокруг, работают против тревоги.

                                                                                                              Майя КУЛИКОВА


Известный российский врач и писатель Михаил Иванович БУЯНОВ родился в 1939 году. Окончил Второй Московский медицинский институт им. Н.И.Пирогова, аспирантуру по психиатрии и в 1968 году защитил кандидатскую диссертацию «Формирование вариантов тормозимой психопатии (клинико-катамнестическое исследование)».


Работал главным детским психиатром Алтайского края, в 1968-88 годах преподавал детскую психиатрию и психотерапию в Центральном институте усовершенствования врачей, в 1970-80 гг. был ученым секретарем Всесоюзного, Всероссийского и Московского научных обществ невропатологов и психиатров, в 1975-80-м - генеральным секретарем Объединения детских психиатров социалистических стран.

 

Первый советский психиатр, который официально выступил против расширительного толкования психических нарушений и использования психиатрии в карательных целях. До него выступали ярче, резче и громче, но за пределами СССР, а в СССР он был первым. И ему пришлось выдержать обрушившиеся на него в итоге преследования тоталитарного советского государства, инсинуации зараженных коммунистическим фанатизмом коллег.

  
Михаил Буянов - действительный член Московской психотерапевтической академии, почетный член французского Общества друзей Александра Дюма.


 

             

Буянов официально – психиатр, но мало ли я их видела за свою журналистскую жизнь – скучноватых людей в белых халатах.

Буянов не из таких. Он на свои средства издает смешные на вид книжки в мягкой обложке, тиражом в 1-2 тысячи, непременно покрашенные в один из основных цветов спектра – красный, синий, желтый. Поперек обложки обычно жирными черными буквами, как на плакате, напечатано название: “БЛУД”, “МЫ”, “РАСПАД” или “ТЯЖЕЛЫЕ ЛЮДИ”.

Истинное призвание Михаила Ивановича – открывать людям глаза. Разрушать мифы. Избавлять от иллюзий. Он делает это со страстью настоящего графомана (опубликовал уже несколько десятков книг, где факты, жизненные истории и психиатрические диагнозы буйно громоздятся друг на друга) и с бесстрастностью опытного психиатра.

Боль Михаила Буянова – русская интеллигенция в частности и европейская культура вообще. Она, по мнению доктора, безнадежно свернула с созидательного пути и пошла по кривой дорожке безволия, моральной неустойчивости и сладкого самообмана.

Доктор Буянов сидит в кресле среди огромных, почти в рост человека, плюшевых игрушек, которые использует в своей практике, – он ведь ведущий детский психиатр России и принимает дома. На фоне игрушек слова Михаила Ивановича звучат странно. Да и без игрушек – тоже...

- Наша цивилизация в опасности, - говорит психиатр, качая тапочкой и глядя на меня поверх очков. – Если до наших дней процесс был незаметен, то сейчас назрел кризис, видный всем. Современная поп-культура как будто рассчитана на физически и морально незрелых подростков. Она пытается внушить нам всем, будто блестящие неопределенности типа “Красота спасет мир”, “Права меньшинства – главная забота человечества”, “Мультикультурализм обогатит планету” и прочие – самые правильные. И заметьте – именно внушить, не доказать с цифрами в руках. На самом деле эти лозунги приведут к гибели цивилизации. И начало этому безумию положила заблудшая интеллигенция, русская в том числе.

- А вы-то сами кто, Михаил Иванович? – спросила я, разглядывая стены его квартиры, увешанные авторучками, которые он коллекционирует. - Сами же себе могилу роете.

- Я здоровый интеллигент, - говорит он. – Психически здоровый. От меня вреда нет, польза одна. Вот почему я председатель Российского общества друзей Дюма? Потому что он тоже был здоровый. Жизнелюбивый, трудолюбивый, не извращенец. Но давайте я доведу свою мысль до конца.

Вот в 1866 году Достоевский сочинил первый в мировой литературе роман об убийце. Автор вроде бы осуждает и одновременно уже в чем-то оправдывает Раскольникова. Чтобы разжалобить читателя, Достоевский проводит аналогии между убийцей и разными историческими фигурами, тем же Наполеоном. Но Наполеон не убивал старух ради денег! Раскольников – обычный уголовник, его место на виселице. Да и психиатрам нашлась бы там работа. Убийц никогда не было мало, и сумасшедших тоже, но героями литературы они раньше становились редко, а вот после Достоевского - часто, сейчас – почти всегда…

Я попыталась было возразить, но Буянов, не давая мне высказаться, продолжал:

- Уже в конце 19-го века многие психиатры обращали внимание на то, что большинство авангардистов в искусстве - люди психически неполноценные. Кривляние, воспевание низменных пристрастий, пьянство, наркомания… Но разрушенная психика способна творить лишь разрушения. Так и случилось. Мало того, что многие из этих творцов сами плохо кончали, они еще и вдохновляли новые поколения на саморазрушение.

- Кто мне говорит о саморазрушении, о поэтах-пьяницах – человек, который в 64-м году лечил Высоцкого!

- Да, я тогда работал во Втором медицинском на кафедре психиатрии. Мы пытались вылечить его. О, если бы те, кто творят себе кумиров, знали, что на самом деле они из себя представляют. Высоцкий прямо-таки довел весь персонал своими придирками, руганью… И не только не вылечился, но и стал наркоманом, от чего и погиб.

- А песни-то…

- Да, да. И Есенин был в жизни редкостным пакостником, с ним крайне тяжело было общаться, но он при этом создавал шедевры русской словесности. Никто же не спорит. Речь о другом. О том, что мы, культурные европейцы, слишком далеко зашли в борьбе за права униженных и оскорбленных. Мы не задумываемся, почему они стали такими, и уже не видим, что униженные и оскорбленные собираются оставаться такими до конца своих дней. Им это выгодно.

- А конкретнее?

- Вот как-то я был в Брюсселе – центре объединенной Европы. И увидел демонстрацию. Толпы грязных, небрежно одетых, прыщавых юнцов и таких же дегенеративных девиц, многие из которых, по моим впечатлениям, наркоманы, шизофреники, аутисты. Они не только кричали свои неясные, маловразумительные лозунги, но и били витрины, швыряли в полицейских и в нормальных граждан бутылки, несли антиизраильские плакаты и восхваляли палестинских террористов.

- Ну, может, убеждения у них такие.

- Убеждения – бутылками кидаться? Это все биология: если кого-то цивилизация страшит своими высокими требованиями, то начинается бунт. И все равно, под какими лозунгами его начинать. Это бунт бездарностей и слабаков против жизни, которая пугает. И тут как тут правозащитники, начитавшиеся Достоевского: “они ищут себя”, “дайте им шанс”. Я давно заметил, что все жульническое и ущербное обычно скрывается под невнятными, растяжимыми, туманными лозунгами. Сегодняшние слабаки борются с цивилизацией лозунгами типа “Любовь исцеляет”. Какая любовь, кого и как исцеляет, как долго будет исцелять, что это такое – хирургия или терапия, если приложить это слово к медицине? Юнцы, погруженные в метафизику, требуют от государств отказаться от принуждения по отношению к ворам, бандитам и извращенцам.

- Вы прямо фашист какой-то. Недаром один психотерапевт мне говорил, что если психиатрам дать волю, они всех в психушки загонят и запичкают таблетками.

- В мире всегда было антипсихиатрическое течение. Это такой “медицинский антисемитизм”. Психиатрам приписываются преступления, их обвиняют в пороках и страстях, рисуют всяких монстров вроде мисс Рэчел из “Гнезда кукушки”. Среди же реальных психиатров таких монстров не больше, чем среди ученых или журналистов.

Как к президенту Московской психотерапевтической академии ко мне приходит много писем, рекламных буклетов – 99 процентов я выбрасываю, не читая. Недавно получил брошюрку от сайентологов: “Документальные подтверждения. Психиатрия. Разрушение мира с помощью наркотиков”. Содержание брошюрки вкратце такое: психиатры – враги человечества; их лекарства – наркотики и отрава. Психиатров ненавидят всякого рода натуропаты, остеопаты, гомеопаты… Любые церковники, астрологи, знахари… И этот ваш психотерапевт такой же. Психиатры всегда за истину, а психотерапевты?.. У них в арсенале много основанного на детской жажде верить в чудеса, они с удовольствием идут навстречу любителям сказок.

А насчет фашизма – я и обидеться могу. Я фашизм ненавижу. Мой отец брал Берлин и расписался на Рейхстаге. Однажды, кстати, я лечил дочку одной обеспеченной мамаши – расторможенную, наглую и распущенную девицу. Она оказалась еще и гитлеровкой, участвовала в фашистских сборищах и одновременно хотела воевать на стороне чеченцев. Такое, кстати, у современного молодняка часто встречается. Одной рукой малюют свастику, другой пишут – “Нет войне”, а в голове – “Мир спасет красота”. Их надо лечить, а не распускать слухи о том, что “все эти лекарства” превращают людей в биороботов.

- По-вашему, получается, что все беды – от правозащитников.

- В широком смысле слова – да. А если точнее – от неверной установки нашей культуры, согласно которой все бедные, униженные и оскорбленные автоматически воспринимаются как те, на чьей стороне правда и справедливость. А разве это так? Когда разбился “Шаттл”, я был в Чикаго с врачебным визитом. Меня потрясли ликующие арабы на улицах. В стране трагедия, а они пляшут, радуются, что среди семерых был один израильтянин. И сумасшедшие тетки и дядьки идут после этого с плакатами, оправдывающими этих арабов. Разве не в психушке им место?

- Так вы же сами в свое время выступали против использования психиатрии в карательных целях.

- При чем здесь карательные цели? Тогда, в 87-м, было совсем другое. Тогда по движению брови любого руководителя идеологического органа сумасшедшими объявлялись генералы, писатели и ученые только потому, что не соглашались с начальством. Я не хотел отвечать за это как психиатр, я лично видел этих “психбольных” - они в большинстве своем были совершенно нормальные, вот и написал эту статью. Кстати, она называлась “Дети риска”, я в ней предупреждал еще, что на СССР надвигается страшная волна наркомании. Тогда, казалось бы, еще ничто не предвещало этого, семь человек наркоманов было только на учете в Москве, представляете? И что началось! Качали головами, крутили пальцами у виска: как?! Не может быть в СССР наркомании!

Меня в конце концов выгнали с работы. Мне это было не страшно – я уже издал большим тиражом свои “Беседы о детской психиатрии”, получил кучу денег, стал частным доктором, лечил детей “шишек”…

А теперь получилось наоборот – сумасшедшие, не генералы и не ученые, бегают с лозунгами по улицам, организуют партии, сами себя называют вождями, будоражат неокрепшие умы – и всем на это наплевать. Рядовые психиатры влачат жалкое существование, но хотя бы один правозащитник сказал об этом хоть слово? Правозащитники во всем мире оторваны от реальности, стоят на стороне антисоциальных меньшинств, требуют исполнения их нелепых требований. Они ни разу не выступили в защиту низкооплачиваемых медиков, но требуют, например, чтобы в палатах, где находятся душевнобольные, установили телефоны. С них же будут звонить черт знает куда, особенно если больной - бредовый! А расхлебывать - психиатрам.

- Ну а культура-то европейская здесь при чем? Психиатры не виноваты, а кто?

- Не кто, а что. Как говорил профессор Преображенский, все начинается в голове. США и Европа заполонены афро-азиатскими гуру, знахарями, шаманами. Умница Дюма, прекрасно разбиравшийся не только в медицине, но и в гипнозе, путешествовавший по всему миру не “виртуально” и не “по местам силы”, а на самом деле, хохотал бы, одновременно плача, если бы узнал, что кумир просвещенной Европы – какой-нибудь полуграмотный мексиканский крестьянин, развлекающийся приемом наркотиков. Что действиями высокопоставленных служащих руководят, пусть и “виртуально”, шаманы из азиатской России и Тибета, а уж страсти европейцев к примитивным индийским божествам и их проповедникам нет предела. Образованных людей влечет к дикости, в ней пытаются обнаружить рациональное зерно. Афро-азиатские дельцы приезжают в Европу и США учить местных уму-разуму. Многое в мире поменялось местами, как понятия в голове шизофреника. Например, на европейских улицах не встретишь растатуированных арабов или африканцев, зато белых - сколько хочешь. Значит, они захотели быть отброшенными назад, им по сердцу дикость, встречавшаяся на заре цивилизации.

Буянов говорил с таким пафосом, что я уж засомневалась: не болен ли он сам? Я смотрела искоса на него и думала – да или нет? Вспомнив же его титулы, и то, что он постоянно, еще с советских времен, врачует разных чиновных внуков, что то и дело мотается лечить то в Чикаго, то в Брюссель, что все время печатает статьи и монографии, несколько успокоилась. И спросила:

- Что же делать, Михаил Иванович?

- Чтобы вы знали: три четверти времени психиатра, если не больше, уходит не на лечение, а на то, чтобы уговорить пациента лечиться или чтобы родители согласились давать ребенку назначенные препараты. В 1998 году я опубликовал книгу “Обретение воли, или Как взрослеют люди и народы”, где писал об инфантилизме. Там говорилось о том, что нам всем необходимо повзрослеть, взять на себя ответственность за то, что происходит с нами и с миром. Не выдумывать сказок о слезинках ребенка, а трезво оценить: желаем мы медленно загибаться в собственной жалости к отребью или хотим прорваться в будущее?

Вот сейчас все говорят: экстремизм, экстремизм. Вряд ли еще каким термином так широко и безоглядно бросаются. За последние 15 лет в России возникало множество “экстремистских групп”, большинство из них канули в Лету: люди повзрослели, поумнели, нашли применение своим силам, расстались с заблуждениями. Некоторых элементарно подлечили. А с психиатрической точки зрения экстремизм – чаще всего признак незрелости ума. Есть в мозге такое образование - ретикулярная формация, которая отвечает за нашу энергию. Если формация блокирована, в упадке, вялая, то мы безжизненны и не энергичны. А если перевозбуждена, то не находим себе места, много и хаотично двигаемся. Психиатры сталкиваются и с тем, и с другим. Так вот, экстремизм очень часто – признак расторможенности ретикулярной формации. Это лечится.

А еще есть болезнь гипоталамуса, она имеет инфекционную или травматическую природу. Для нее характерно нарастание изменений личности: мышление замедляется, становится занудливым, нарушается запоминание, ничего в голове не держится, человек превращается в Обломова. Попал бы Обломов своевременно ко мне – я бы ему жизнь спас. И у русской интеллигенции нашлись бы, может, другие проблемы, помимо поисков ответа на вопрос – почему существует “обломовщина”. Я знаю: потому что тогда не было таких препаратов, какие существуют сейчас.

- Непривычно как-то. Получается, что всем надо обратиться к психиатрам.

- Если вы нормально живете – учитесь, работаете, имеете нормальную семью, детей, хотите для них счастливого будущего – зачем вам психиатр? Не передергивайте. И посмотрите вокруг. На планете проживает примерно шесть с лишним миллиардов человек, и десять процентов страдают психоневрологическими отклонениями. И все требуют: прав! Прав! Прав! Поезжайте на остров Огненный, где сидят пожизненно, - там все уверовали во Христа и просят о помиловании. И правозащитники вселяют в них надежду.

- А вы что, убивать их, что ли, предлагаете?

- Ни в коем случае! Я хочу убедить вас лишь в том, что сегодня права безумцев поставлены выше прав нормальных людей. Вы едете в метро, заходит бомж - и вы мучаетесь от смрада, вот в таком положении сегодня и европейская культура. Она мучается от смрада, исходящего от «униженных и оскорбленных», имеющих со своей униженности неплохие дивиденды.

- Вы же в их шкуре не были. Не оказывались на улице.

- И не буду, потому что не хочу. Даже если вдруг почему-то окажусь... Вы знаете, что в Москве пустуют ночлежки? А бродяг полно. Казалось бы, если вы жертвы ударов судьбы, то идите в ночлежки и начинайте новую жизнь. Там даже работу и прописку предоставляют. Но минимум треть мест в приютах пустуют. “Дети свободы” не желают менять образ жизни: им нравится пить, валяться в грязи, драться из-за бутылки пива… Я был в колонии для особо опасных рецидивисток. 99,99% сидят там за убийство. И, представьте, обижаются, если их называют убийцами. Потому что знают: “быть культурным” у нас как бы автоматически означает – сочувствовать отребью. Поразительно, но большинство лагерных песенок сочинялось интеллигентами, никогда не сидевшими в тюрьмах. Когда я познакомился с Галичем, спросил: отчего он пишет о том, о чем знает понаслышке? Он пожал плечами: разве мои песни плохие? Точно так же мне потом говорил и Михаил Круг.

- Они к вам обращались как к…

- Нет. Просто у меня очень широкий круг знакомых, в богемной среде тоже.

- И как богема? Совсем умом помутилась?

- Напрасно иронизируете. Не совсем, но кое-кому было бы неплохо помочь. Когда в конце 19-го столетия московские писатели и артисты создали Московское художественное общество, то председателем с удовольствием избрали психиатра Н.Н. Баженова. Современники свидетельствуют, что он частенько утихомиривал их. Интеллектуалы – люди тонкие, впечатлительные, их все время заносит куда-нибудь… А плоды пожинаем мы все – в виде плодов больной фантазии в искусстве, политике.

- Но ведь мы не только плохие плоды пожинаем. Помните, Макаревич пел про артистов, у которых в личной жизни нечисто и которые спиваются. Но свечи у них горят! Они нам жизнь расцвечивают.

- Прекрасно. Никто не против. Но когда творец выплескивает в мир мерзость и убожество, когда он на виду у всех испражняется и говорит, что это искусство, – это ненормально! Когда писатель сочиняет и всех пугает романом “1984”, он показывает свои индивидуальные страхи и проблемы, а не проблемы реального 84-го года. Надо это понимать. Читая подобные книги, ищите их истоки в авторской душе. Надо отличать реальное видение жизни от ее индивидуального искажения. Действительность - не такая: в чем-то лучше, в чем-то хуже…

Так говорит психиатр Буянов. Об этом он пишет книги. Его суждения часто уязвимы. Он хочет не признания, не денег – это у него есть. Он хочет людям добра и предупреждает о зле. Время покажет, прав он или не прав.

                                                                                   Майя КУЛИКОВА
   

 

 

 

 



Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Даты
 Нравы

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: