№4
    
 
 

  Тело и вдохновение

Тело может гнуться. Может прогибаться, изгибаться, нагибаться. Тело может складываться. Может сжиматься и разжиматься. Может раскладываться. Тело может группироваться. Несколько тел можно положить вместе как одно тело. А может одно тело вести себя как несколько тел.  Тело может нравиться и не нравиться. Телу бывает холодно, бывает жарко, бывает плохо и хорошо.  У тела есть пропорции, тело подчиняется законам, по которым развивается и которые старается нарушать.

Тело может быть красноречивым и безмолвным. Тело может пугать, может привлекать, может свести с ума. Тело может разбудить разум, может затмить сердце. Может затмить разум и разбудить сердце. Тело может протестовать. Телу хочется свободы, у тела есть свобода, тело может быть свободным, может быть не свободным.

Тело может быть прикрытым, может быть нагим, обнаженным, открытым, выставленным напоказ и упрятанным от глаз. Тело – пространство крови и раб крови. Тело может быть чистым и грязным. Божественно красивым и чертовски привлекательным может быть тело. Тело может быть прелестью, кошмаром, может быть всем и ничем особенным. Может быть сказкой и прозой.

Тело может быть явью, тело может быть сном. Тело может быть близким другом и заклятым врагом.

У тела есть вдохновение. Тело может благоухать и парить, а может быть зловонным и низвергаться в бездну. У тела есть усталость, есть надежда, есть воля, сила, красота. Тело живет и умирает. Тело взмывает и падает. Тело устает и спит. Тело лежит, ходит, танцует, вращается. Тело может плясать. А может исполнять танец.

Тело любит и ненавидит. Тело может стыдиться. Тело может быть бессовестным. Тело хочет и не хочет. Тело может и старается. Тело живет. У тела есть эмоции, страх, стыд, красота. И кажется порою, что и душа - тоже часть тела… Увидеть все это можно на работах немецкого фотографа Дитера Блюма.

Антон ЛЕДОВ


Все дело в точке

Казалось, что выставка Дитера Блюма «Тело и вдохновение» - последний камень, пробивший гладь мироощущения, потому что круги, поднятые им на эстетической поверхности души, уже никогда не смогут утихнуть и вновь превратиться в гладь. Круги эти стали твердотелыми фильтрами моего воприятия танцевального тела на несколько лет. Все фотографии танцующих тел какой-то микромиллиметроскопической указкой разделялись на фотографии ДО уровня Блюма и на фотографии ОТ уровня Блюма. ОТ, разумеется, от уровня и выше. Но ОТ не было никого. А ДО были все остальные.

Не то чтобы Блюм являлся для меня неким авторитетом. Совсем нет. До выставки я ничего о нем не знал. Но образы сфотографированных ИМ тел на ЕГО фотографиях становились МОИМ мерилом красоты танцевального тела на фотографии.

Пожалуй, не стоит сравнивать творцов разных эстетик, даже если они и творят в одном мире танцевального фото. Первые фотографии за подписью Gert Weigelt конечно же погружались в лакмусовый раствор блюмовской закваски и едва не были отсечены, но отсечены они не могли быть по определению. Сканируя через вселенные нейронов головного мозга млечные пути ассоциативных рядов и необъятные просторы матричных образов, мозг мой, то ли напрягаясь, то ли прогибаясь, то ли радуясь работе, достойной его сущности, калибровал, сканировал, синтезировал и обобщал новые снимки, новые образы и новые настроения и не находил им место ни ДО, ни ОТ. И, переработав всю эволюцию своего развития от первых зачатий до последней чашки кофе, он вынес вновь увиденное ВНЕ.

Если определять секрет успеха художественных фотографий Герта Вейгельта кратко, можно сказать «Все дело в точке». Точке съемки. Точке во времени, когда доля секунды спускового затвора решает «быть или не быть» фотографическому чуду. Все дело в точке, которая непостижимым образом впитывает в себя механику, красоту, пространство и вечность. В точке, которая определяет потребность впитывать новое и отсекать старое. В точке, преломляющей лучи света. И в точке, которую, в конечном счете, занимаешь ты и твое творение в эволюции творчества. В эволюции искусства. В эволюции жизни. В эволюции бессмертия.

Антон ЛЕДОВ

Фото Gert Weigelt

 

   










Яндекс цитирования





       

«КОГДА В ТЕБЯ ВСЕЛИЛСЯ ЭТОТ БЕС?» - спрашивал персонаж популярной в семидесятых-восьмидесятых годах песенки свою подружку, страстно любившую танцевать.

Мне довелось прикоснуться к миру этой страсти пять лет назад, когда я пришел работать в издательский дом с незатейливым названием «Один из лучших». Там тогда делались библиотечные газета и журнал, печатались крестьянская и музыкальная газета. Но главным был (да и остается ныне) «Танцевальный Клондайк» - газета про танцы, про любые и всякие. Точнее, не только газета, а целый, как ныне принято выражаться, проект: с организацией танцевальных конкурсов, ассамблей, семинаров, присуждений премий и т. п., захватывающих в свои сферы энтузиастов этого дела не только всей страны, но и зарубежья.

Под крышу «Одного из лучших» приходило множество любопытных людей – «бальников» и «народников», «классиков» и чечеточников, брейкеров и хип-хопников, всех названий  и не упомнишь, но вот слово «контенпорари» я заучил: это самый что ни на есть авангардный, если не сказать скандальный стиль.

Все эти люди (с некоторыми я свел знакомство, чему очень рад) клубились вокруг Татьяны Богоявленской, шеф-редактора проекта. Она сама – учитель танцев, лауреат конкурса «Лучший учитель года» в номинации «Дополнительное образование».

А вот придумал все это, затеял, создал структуру и поддерживает ее жизнь совершенно не танцор. Талантливый журналист, поэт, переводчик, социолог. Зовут его Сергей Пичуричкин. Может быть, именно разносторонняя одаренность и позволила ему почувствовать особый драйв самовыражения в движении под музыку, который увлекает десятки миллионов людей, однажды почему-либо попавших в мир танца, да так и не сумевших из него вырваться…

Ныне Пичуричкин – признанный знаток в этом мире, а «Танцевальный Клондайк» - авторитетный центр поистине народного движения. Все помещенные здесь материалы предоставлены нам сайтом «Танцевального Клондайка»

http://dancerussia.ru

                                                                                                            А.ЩЕРБАКОВ 

        Нас всех спасет изящество движений

- Опять партнерша на диафрагме партнера! - всплеснув руками, в который раз воскликнула моя подруга Таня. - Сколько раз тебе повторять! Прижми Ольгу к себе! Это тебе не венский вальс, а медленный фокстрот! Начнем сначала!

Мы с Таней занимались в школе бальных танцев при родном университете, но если у Тани, которая танцевала не первый год, был свой постоянный партнер, то у меня - не было. И мне страшно надоело ждать своей очереди у стенки или кружиться по залу с парнями, которых интересовали вовсе не танцы, а девичьи формы, и которые все время наступали мне на ноги. Выход был один - подготовить своего собственного партнера, чем мы с Таней в тот момент и занимались. Однако наш общий друг Миша оказался удивительно непонятливым: обладая прекрасным чувством ритма и вполне приличной пластикой, он в паре со мной становился поразительно неуклюжим.

Вот и после очередного замечания Тани он покраснел, как рак. Мы начали снова под чарующую мелодию, но его движения были какими-то деревянными, а спину он держал так, будто палку проглотил. Следующий кризис наступил через минуту, когда Таня призвала:

- Следи за ногами! Твоя нога внедряется между ногами партнерши!

Тут Миша не выдержал, бросил меня и удрал на кухню.

- Что это с ним? - удивилась Татьяна, но потом поняла безо всяких объяснений, и мы обе расхохотались.

Миша был страшно не уверен в себе с самого детства; в подростковом возрасте его замучили прыщи, которые не полностью прошли и в студенческие годы, и это, конечно, не добавляло ему привлекательности в его собственных глазах. Все неуверенные в себе мужчины боятся женщин, только взрослые это скрывают, а двадцатилетний Миша этому еще не научился. Такой страх проявляется по-разному, в том числе и как боязнь тактильного контакта. Проще говоря, обычное, совсем даже не эротическое прикосновение к женщине вызывает у человека подсознательный ужас. (Это, кстати, касается и страха женщин перед мужчинами, что встречается значительно чаще.) Внешне эти люди во всех ситуациях выглядят застенчивыми и порою нелюдимыми, но эта застенчивость скрывает под собой именно глубоко укоренившийся страх перед противоположным полом.

Конечно, чаще всего подобный дискомфорт испытывают подростки и совсем молодые люди, но бывает, что некоторые живут с ним до самой старости. Я знакома, например, с симпатичной пятидесятилетней женщиной, которая в течение тридцати лет была примерной женой и матерью, а в последние годы - еще и бабушкой двух внуков; не так давно она наотрез отказалась навестить зятя, попавшего в больницу с аппендицитом:

- Как я могу придти в мужскую палату? Подумайте, там же лежат шесть полуголых мужиков!

Вообще-то, так скорее могла бы сказать старая дева. Если эта боязнь выражена не слишком сильно, то она проходит сама по себе, в процессе взросления и общения с противоположным полом. Однако в сложных случаях без психотерапии не обойтись. Потому что этот страх портит людям жизнь, нередко из-за него они так и не создают семью и остаются одинокими. Мне пришлось столкнуться в своей практике с одним молодым пациентом, у которого вследствие неблагоприятного стечения обстоятельств развилась психическая импотенция. Он испытывал дичайший страх перед женщинами и бегал от них, как от огня. Его положение осложнялось тем, что он, как на грех, обладал ангельской внешностью, и девушки прямо-таки вешались ему на шею. Однажды во время психологического тренинга мне удалось заставить его так увлечься игрой, что в пылу ее он забыл о своих внутренних зажимах и… безо всякого смущения поносил на руках одну милую даму. Мучительный барьер был преодолен, и этого оказалось достаточно, чтобы парень излечился и от своего страха, и от основного заболевания. (После этого у него, на мой взгляд, дела с женским полом пошли даже слишком успешно; впрочем, ему нужно было наверстывать упущенное).

Однако преодолеть барьер тактильного контакта можно гораздо проще, не прибегая к лечению у психотерапевта. Помочь здесь может танец - конечно, парный. Я часто рекомендовала моим пациентам (а чаще - пациенткам) идти заниматься в студию бальных танцев. Кстати, вернемся к золотой поре моей студенческой юности, к тому эпизоду, с которого я начала статью. Тогда мы с Таней Мишу все же поднатаскали, даже обучили его основам вальса (когда-то, в начале XIX века, вальс считался танцем непристойным, как и танго в свое время, уже в веке ХХ). Через неделю Миша, танцуя с кем-нибудь из нас, уже перестал краснеть и зажиматься. Но, увы, танцевали мы с ним в паре совсем недолго - через несколько месяцев он взял да женился, и я опять осталась без партнера!

Но танец - это гораздо больше, нежели преодоление страха перед противоположным полом. Это и умение общаться с партнером, правильно строить отношения с ним. Танцевальная пара - это модель пары вообще. Для женщины участие в ней - еще и приятие своей женской роли, что немаловажно в век феминизма и унисекса. Не секрет, что особо активные женщины с мужским складом ума, которые строят и жизнь, и карьеру по мужскому типу, норовят и в танце вести партнера. Не так просто научить такую даму хотя бы в личной жизни придерживаться женского стиля. Иногда, когда это удается, переломным пунктом становится именно момент, когда она, наконец, позволяет мужчине управлять собой - хотя бы на паркете. Это так важно - суметь почувствовать себя женщиной, и женщиной привлекательной, со всеми атрибутами женственности:

"...Сегодня видел я, как танец

Невольно украшает дам,

Как блеск он придает глазам,

А щечкам придает румянец"*

Танец - это еще и чувство ритма. Каждому биологическому объекту, в том числе человеку, оно присуще: организм существует, подчиняясь целой системе биоритмов. Но оно часто подавляется различными стрессами, зажимающими не только наши мускулы, но и многое другое. Чувствовать ритм - это значит не только двигаться в такт музыке, но и жить, не выпадая из ритма времени.

И, главное, танец освобождает. Он раскрепощает все наше тело, все мышцы, а раскрепощенное тело высвобождает душу. Недаром невротикам так полезны различные формы работы с телом, в том числе так называемая телесно-ориентированная и танцевально-двигательная терапия**: снимая мышечные зажимы, мы уменьшаем и болезненные симптомы.

В танце развивается координация движений. Люди, недостаточно мышечно-одаренные, танцуя, преодолевают свою угловатость и неуклюжесть; изящество движений непременно приходит при упорных занятиях.

"Конечно, отрицать нельзя,

Что несравненные сеньоры

На бале восхищают взоры,

Легко порхая и скользя".*

Если для людей просто неловких танец - скорее полезное удовольствие, то для тех, у кого нарушение координации -  симптом заболевания, например, задержки психомоторного развития, танцы - это медицинское назначение доктора. Танцы молодежи на дискотеках - это средство отдохновения, отключения, отвлечения - если, конечно, в дело не вмешиваются алкоголь и наркотики. Здесь каждый импровизирует, выражает себя через язык тела. Две изящные девицы в коротких подобиях юбчонок извиваются под музыку, кажется, позабыв обо всем, но на самом деле демонстрируя окружающим свою женскую сущность. Впрочем, единственный их партнер на них не смотрит, он весь в себе, занят исключительно собой...

В психологическом плане меня всегда занимало то, что на дискотеках танцующие вершат свое дело хотя и в тесноте, но в одиночку; это одиночество в толпе. Но что совершенно ясно, и эти две девицы, и этот парень - уверенные в себе, самодостаточные люди (может, даже слишком).

Недаром основное в танцевально-двигательной психотерапии - это выражение себя, своих чувств и эмоций через движение под музыку. Главное в "лечебном" танце - импровизация, свобода самовыражения и через нее - изживание своих комплексов, избавление от них. Люди, профессионально занимающиеся таким лечением, считают танец "всеобщей метафорой"***; по их мнению, всю жизнь человека, с рождения до смерти, можно описать в категориях танца....

Недавно к нам приезжал один английский театр, в котором на сцене танцуют не только здоровые люди, но и инвалиды на колясках. Впрочем, бальные танцы для людей с ограниченной физической подвижностью, когда один из партнеров прикован к инвалидному креслу на колесиках, давно уже распространены на западе и, наконец, дошли и до нас. Это прекрасный метод реабилитации: с одной стороны, восстанавливается нарушенная координация движений в той степени, в какой это возможно, с другой - человек танцующий чувствует себя полноценным, меньше страдает от имеющихся дефектов.  Так что танцуйте себе на здоровье! В том числе - и на душевное здоровье!                                                              

Ольга АРНОЛЬД,

психолог  

* Лопе де Вега "Учитель танцев", пер. Т.Щепкиной-Куперник.

** Танцевально-двигательной терапией занимается в рамках программ Института развития личности А.Гиршон, председатель Совета ассоциации современного танца и перформанса.

*** А.Гиршон "Танец как метафора и не только", С.Всехсвятский: "Танец - последняя метафора". 

   

Тайны секретного сверхоружия

История танцкласса «Елена» началась довольно давно, когда московская балерина и хореограф Елена Ерохина, заменяя одну из заболевших танцовщиц ансамбля,  отправилась на гастроли в Арабские Эмираты. До этого, будучи выпускницей балетного училища Большого театра, Лена танцевала в коллективах русского танца, преподавала аэробику и, по её собственному признанию, две недели предгастрольной подготовки «тихо ненавидела» и восточную музыку, и танец живота, который ей предстояло освоить и исполнять перед самыми настоящими арабами.

Вернувшись в Россию, Елена  поняла, что  привезла с Востока нечто большее, нежели деньги и впечатления. Восточный танец вообще и танец живота в частности оказались не просто экзотическим зрелищем, но и  уникальной оздоровительной  системой, специфически женской, благотворно влияющей на дам любого возраста и национальности.

И Елена стала учить ему землячек. При этом она, сохраняя привлекательную танцевальную оболочку, постоянно пополняет ее новым содержанием. Изучая теорию и практику танца живота, Лена не прошла мимо ряда элементов даосских, египетских и даже тибетских практик. Исходя из них, она разработала несколько специальных, не известных в традиционном арабском танце, движений, позволяющих прокачивать и разгонять жизненную энергию «кундалини» по организму. В качестве основной она выделила тренировку интимных мышц.

Последствия этого - самые разные и интересные. Во-первых, тренируется вся репродуктивная система женщины. Следствие этого - изживание застойных явлений, стимуляция желез, ответственных за «гинекологию». Женщина, здоровея и молодея, начинает, как бабочка весной, испускать феромоны – неуловимые запахи, необыкновенно привлекательные для мужчин.

Поймите меня правильно – именно неуловимые! Не надо думать, что танцорка после занятий начинает распространять за три версты какое-то сверхубойное благоухание. Просто каждая женщина испускает свой аромат – знаете, как пишут в дамских романах: «запах  ее загорелой кожи», «запах ее волос». В тех же романах можно найти описания страданий красавицы-аристократки, муж которой направо и налево изменяет ей с портовыми шлюхами. Почему? Да именно потому! Зажатая «хорошим  воспитанием», отмытая до стерильности графиня не испускает этих феромонов и порой поэтому не привлекает мужа как  сексуальная партнерша. Чем и как может бесправная обитательница гарема управлять своим повелителем – мужчиной? Только красотой, сексуальностью, способностью возбуждать и удовлетворять его, рожать ему множество детей и при этом оставаться округлой и грациозной, как лань. А вот ту бледную красотку-аристократку  да к нашей бы Лене на занятия - и заблестели бы у нее грустные зареванные глазки, и сидел бы этот повеса у ее подола, как пришитый…

Упражнения на тренировку интимных мышц вполне доступны и не «энергозатратны». Занятие, например, начинается, с разминки: девушки и дамы сидят на полу, расслабив спину и руки, и просто энергично трут одну ногу о другую. Через несколько секунд по телу прокатывается приятная теплая волна и начинают разогреваться… ладони. В этом есть свой потаенный смысл. Не припоминаете, как начинается одна из серий о Джемсе Бонде? 007 страстно целует очередную блондинку, а она… активно сучит ногами. Так вот, любой квалифицированный сексолог скажет вам, что это движение – потирание коленок друг о друга – знак того, что женщина готова к интимной близости. Ерохина, как талантливый человек, возможно, не зная этого, интуитивно подошла к своему маленькому открытию «от обратного»: потрешь ножками  - подкачаешь свою женственность.

Во-вторых, многочисленные Ленины изобретения хороши еще тем, что их можно использовать самим, прямо, так сказать, не отходя от станка или в общественном транспорте. Поучившись и  потренировавшись дома, можно дойти до такого совершенства, что, увидев поблизости достойный внимания объект мужского пола, по-быстрому выполняешь стандартный комплекс упражнений «от Елены Ерохиной»,  выпускаешь облако феромонов – и делаешь с потерявшим ориентацию во времени и пространстве объектом все, что считаешь нужным, вплоть до марш-броска под венец.

Конечно, можно купить флакончик искусственных феромонов, но искусственное редко лучше естественного, удовольствие это не из дешевых и качество не гарантировано. А занятия танцем живота,  в сущности, даруют девушке, женщине новую жизнь. Научившись управлять своей интимной сферой, она может регулировать и свою сексуальную привлекательность, и собственный оргазм почти независимо от того, насколько хорош ее партнер. Как следствие, она начинает управлять мужчиной, и не на уровне кухонных скандалов, слез и упреков, а тонко, так, что он и не заметит. Если правда, что самая вечная и неизбежная война на земле – война полов, то в данном случае женщина обладает секретным сверхоружием. Она становится хозяйкой жизни, если хотите. Исчезают комплексы, и даже … изменяется голос.

Существуют в программе Елены Ерохиной па и упражнения, регулирующие работу второй, грудной, или сердечной, чакры. В результате занятий ими постепенно исчезают психологические и физиологические зажимы. Помните выражение «грудной, чувственный голос»? Вот он-то и появляется - не визгливый и бранчливый, надорванный на планерках у директора, а вибрирующий, томный, который что-то добавляет к багажу женской привлекательности. Кроме того, регуляция деятельности этой чакры - путь к гармонизации душевных отношений мужчины и женщины.

В сущности,  китайская «ци» - это то же, что и древнегреческий «эрос», и индийская «кундалини»: жизненная энергия. Регулярное исполнение танца живота,  дополненного приемами из  других старинных практик, не только раскрывает сбитые и зажатые жизненными встрясками энергетические каналы, но и интенсивно  наполняет сердечную чакру женщины. По своей космической роли женщина, говорит гуру Ерохина, - основной получатель, накопитель и преобразователь жизненной энергии. Ее вторая чакра всегда более наполнена «ци», нежели у мужчины. Мужчина получает эту энергию от женщины. Поэтому-то мужчине так нужно понимание со стороны подруги: сочувствуя ему,  она пополняет его энергетические запасы. Женщина – она и женщине поплакаться (то есть, подзарядиться, обменяться энергией) может, но трудно представить одного мужчину,  рыдающего на плече у другого, если только они оба не пьяны в стельку; дело здесь не во внушенных поведенческих стереотипах, просто такое невозможно по законам термодинамики, которым подчиняется и энергия «ци»-«кундалини».  Женщина с более активно работающей сердечной чакрой привлекательнее для представителей противоположного пола: чуют, нахлебники энергетические, где поживиться можно.

Сама же Лена, как творческая личность и талантливая актриса, тоже не стоит на месте. Не так давно она внесла в свои показательные выступления одну новую, весомую деталь. Весомую в прямом смысле слова, потому что она весит 19 кг, и зовут ее Василий. Живет Вася у Лены дома, роста, то бишь длины, в Васе три с половиной метра, и он один из двух редких питонов-альбиносов, обитающих сейчас в Москве.  Танцевать, повесив девятнадцать извивающихся килограммов себе на шею, непросто. Та легкость, с которой она, изящная балерина, двигается с этим, по спортивной  терминологии,  «отягощением», производит неизгладимое впечатление на зрителей.

Существуют в репертуаре Лены-ханум и другие «упражнения с предметом», например, с жуткого вида янычарским ятаганом. Его, ради демонстрации «животной» техники, танцовщица кладет себе на грудь. Ее задача - работая «нижним бюстом», не уронить ятаган с бюста верхнего. Можно положить холодное оружие на бедро и танцевать в такой позиции, и это зрелище не для слабонервных. Как такие па развивают координацию и владение собственным телом, ясно даже неспециалисту.

Мы, современные российские женщины, давно часто не зависим от мужчин в социальном и материальном плане, но продолжаем сосуществовать с ними в одних городах, домах, квартирах. И  надо постараться сделать это сосуществование возможно более гармоничным. Да и здоровьем многие из нас не блещут, и часто –  по лени. Так что есть смысл учиться танцу живота как мощному, приятному и необременительному  средству гармонизации жизни.

Конечно, ему обучают и в Москве, и в других городах многие, в том числе и натуральные арабы - да пошлет им Аллах творческих успехов. Но вот оздоровительный танцкласс на основе арабского танца, насколько мне известно, – один, у Елены Ерохиной. Он существует семь лет, и, можно предположить, будет востребован столько, сколько женщины будут стремиться к красоте и здоровью.

Людмила БЕЛЯКОВА 

 

   

Партнершу для мачо из минатома нашли во сне

Гордая, страстная, дерзкая сокрушительница сердец Анна Безикова. Настоящий мачо Дмитрий Тимохин… Как-то звездную пару спросили, с каким танцем они сравнили бы свою жизнь? "У нас есть номер - танго, - отвечала Аня. - В нем вся наша с Димой история". Не вся, Анечка, не вся. До танго было еще, ну, скажем так, па-де-де. Та его часть, где партнеры выходят на паркет по очереди…


По небу полуночи ангел летел

Место рождения Дмитрия Тимохина было обнесено колючей проволокой, вдоль которой вышагивали часовые с автоматами. Не подумайте чего плохого - это был всего-навсего страшно засекреченный военный городок. Закрытое административно-территориальное образование город Заречный, тайно ковавшее ядерный щит державного СССР.
Митюша родился в ночь на Рождество. "Счастливым будет", - спрогнозировала тетушка обрадованной матери. Радость, однако, длилась недолго. В малыша запустили когти болезни. Пневмония, астма, черт знает что еще - врачи только руками разводили. Лишь к трем годам Митюшу вылечила чета старичков из глухой пензенской деревушки.
Другие бы родители до конца жизни продержали бы выздоровевшего сынулю под стеклянным колпаком. Но будущего мачо угораздило родиться в семье спортсменов. Папа, Борис Александрович, классно играл в волейбол за сборную области. Мама, Галина Павловна, преподавала физкультуру в школе. Парнишке купили клюшку и водрузили на коньки. Летом хоккей сменяла легкая атлетика. Тренер нарадоваться не мог. Что Тимохин-младший к спорту способен - невооруженным глазом видно. Так ведь еще и трудолюбив! И дисциплинирован! Сказал ему: "Веди спортивный дневник!", и Дима годами исписывал бисерным почерком толстые тетрадки. "Сегодня на тренировке пробежал 10 км. Устал. Дома принял душ. Лег спать в 21.00".
Будучи человеком ответственным, Дима из-за хоккея даже из дома ушел. В восемь лет.
Рассказывает Борис Александрович:
- Галочку как раз в больницу положили. После работы я к ней забежал, потом в магазин. Часам к семи вернулся домой, а на столе от Дмитрия записка: уехал, мол, в Пензу, на стадион. Будет ждать меня у ворот. У меня волосы дыбом: на улице мороз, темень, и до Пензы 30 километров. Обычно тренер их туда всех вместе возил, а тут сын решил сам. Примчался я к стадиону - стоит у ворот рюкзак с ножками, сбоку каска болтается наподобие солдатского котелка. Насквозь промерз, но с места не сходил. Не хотел меня пугать: вдруг бы я его сразу не увидел.


Мужичок с ноготок

Звездной пары Тимохин-Безикова могло и не быть, если бы не мама Дмитрия.
"Мне всегда очень нравится, когда мальчики танцуют", - Галина Павловна иллюстрирует свои слова жестом, и сразу понимаешь, откуда у Дмитрия такая артистичность каждого движения.
Улучив минутку между тренировками, мама отвела сына в кружок бального танца. Диму в пять лет танцы интересовали мало, но маму он привык слушаться. В партнерши ему определили симпатичную темноволосую девчушку Маечку Гомберг. Пара удалась. "На них было приятно смотреть", - перебирает Галина Павловна старые фото. Она ошибается. В качестве землячки Тимохина и его давней поклонницы свидетельствую: от этих малолетних танцоров, особенно от Димы, было невозможно отвести глаза. Судьям это, видимо, тоже давалось с трудом. В копилке побед Димы и Майи зазвенели титулы чемпионов Советского Союза и России, победителей международных конкурсов.
По-прежнему, в параллель с танцами, Дима бегал на длинные дистанции, кстати, уже с титулом чемпиона области, и гонял шайбу в сборной города. Что танцы?! Вот хоккей - настоящее мужское занятие! "Слишком мужское, - думала Галина Павловна. - Грубое, с матерком". Не раз, и не два утягивала она сына со стадиона в танцзал. Пока не заметила, что его зацепило. "Ему понравилась суматоха конкурсов - музыка, яркие костюмы, напряжение борьбы. Понравилось побеждать. Однажды мне признался даже, что хочет стать танцором международного класса. И все силы на это бросил. Шел в клуб, брал у вахтера ключ. Я захожу за ним, а он танцует один в пустом зале, и вся рубашка у него мокрая от пота".
И тут случилось непоправимое: Маечка пустилась в рост. В считанные месяцы она переросла партнера на полголовы. Дима молча страдал. Подолгу висел на перекладине, укрепленной отцом на дверном проеме. "Видите, какой на этой фотографии у него чуб? - показывает Галина Павловна. - Мы его начесывали и щедро поливали лаком. Я упрашивала сапожника: "Ну нарастите каблуки еще хоть на сантиметр!" С высоких каблуков Дима чуть не падал. А Маечка танцевала в чешках".
Чешки не помогали. На "латине" это пока не сказывалось, но за "стандарт" судьи начали снижать оценки, и общие результаты сразу стали хуже. В это время ребят уже давно тренировали лучшие зареченские педагоги Елена Саушева и Сергей Соков. Они поняли, что пару надо срочно разбивать. Партнера Гомберг нашли быстро. А вот Диме требовалась крохотуля, Дюймовочка, причем, чрезвычайно талантливая - чтоб ему под стать. Ни в Заречном, ни в Пензе, ни в Саратове, ни еще в десятке других городов такой не нашлось.
Диме было почти пятнадцать, когда они с Майей отправились на чемпионат России в Ульяновск. Тренеры решили, что это будет их последнее совместное выступление.

То ли девочка, то ли видение

Рассказывает Галина Павловна Тимохина:
- Команды оттанцевали румбу. И вдруг - длинная пауза. Оказалось - ждут танцоров из Тюмени, их самолет задержался из-за непогоды. В зал, где проходили соревнования, опоздавших привезли прямо с аэродрома, и они вышли на паркет без причесок, без макияжа, в помятых костюмах.
Когда начался следующий танец, зареченские тренеры впились глазами в сибиряков. "Лена, смотри! - Соков внезапно толкнул Саушеву в бок. - Смотри, какая малютка! Я эту девочку видел во сне!"
Люди дела, Соков и Саушева сразу после выступления, за кулисами, подошли к Дюймовочке. Узнали, как зовут ("Аня Безикова"), сколько лет ("тринадцать"). "Знаешь, Анечка, - сказали тренеры, - здесь есть один мальчик из Пензы. Чемпион Советского Союза, чемпион России. Ты ему очень понравилась. Хотела бы с ним танцевать? Давай-ка мы вас познакомим".
Новость о находке немедленно сообщили Галине Павловне. "Я посмотрела - вроде ничего девочка. Миниатюрная, аккуратненькая, скромная, глазищи в пол-лица, двигается хорошо. Вечером в гостинице - мы жили в знаменитом "Венце" - Соков приказал моему Диме купить для Ани в киоске какой-нибудь сувенир. И вдвоем - только мужчины! - они отправились к ней в номер на переговоры.
Прямо в номере по требованию Сокова Аня и Дима в первый раз станцевали вместе. "Мама, - захлебываясь от восторга, рассказывал потом Дима Галине Павловне, - она двигается сама! Я Майю таскаю, таскаю, аж устаю. А эта - легкая и двигается сама!".
Вернувшись в Заречный, Дима с подачи Саушевой написал Ане пространное письмо. Рассказал о своих увлечениях, предложил дружить. Тренеры, со своей стороны, атаковали Безиковых-старших. Но те держались стойко. Отпустить дочь-подростка неведомо куда, неизвестно к кому? Ни за что!
Тогда Соков купил билеты на самолет до Екатеринбурга, а оттуда - на поезд до Тюмени. От вокзала шли пешком - недалеко. Поздним вечером в квартире Безиковых раздался звонок. Хозяева открыли дверь. На пороге стояли трое: молодые мужчина и женщина и красивый смуглолицый серьезный подросток.

Дюймовочка

Мама и папа Безиковы, доцент Тюменского государственного университета и инженер по спортивным сооружениям, были людьми воспитанными, и незваных гостей оставили ночевать. Дипломатические переговоры начались в первую же ночь и длились трое суток. Хозяева не догадывались, что Лена Саушева при желании может уговорить кого угодно. Ну а Соков со времен Ульяновска был настолько очарован Аней, что о других кандидатках в партнерши даже говорить запретил: "Только она! Нужно сделать всё, чтобы её заполучить". Оксана Назаркина, шесть лет прожившая с Аней в комнате зареченского общежития и вместе с ней тренировавшаяся у Саушевой-Сокова, говорит, что хорошо понимает, почему выбор тренеров пал на её будущую подругу. "Маленьких девочек в России много. В Ане было то, чего часто не хватает другим - необыкновенная эмоциональность, уверенность в себе, фанатичная преданность танцам. Когда она выходила на паркет, все это сразу чувствовали. И уже никто не замечал, технично или нет она танцует".
В танцы Анюта пришла поздно - в 11 лет. И совершенно случайно. Собиралась в воскресенье на каток, позвонила подруге, а та в ответ пригласила её на танцевальный конкурс. Танцы Аню заворожили. Мама, уступив мольбам дочери, записала её в студию, где девочку сочли не представляющим интереса переростком. Но она всё схватывала на лету. Танцы потеснили занятия музыкой - Ане прочили консерваторию. Был подзаброшен английский - Анина мама учила дочь владеть им в совершенстве. В 13 лет с партнером, который был старше её на три года, Аня уже весьма успешно выступала в старшей возрастной категории.
… После того, как Дима и Аня показали Безиковым-старшим, на что они способны вдвоем, те сдались. Было решено, что Аня поживет и потренируется в Заречном месяц-два - до первого серьезного соревнования. Лена Саушева и её мама приняли девочку в свою семью. Галина Павловна Тимохина устроила её в свою школу, в класс, где училась Майя Гомберг, - танцовщицы сдружились и сидели за одной партой. Папе Тимохину Дюймовочка понравилась сразу и навсегда: "Она очень похожа на Димку - глаза точь-в-точь и такая же добрая". "Доброта присуща Ане как дыхание, - вторит Борису Александровичу Оксана Назаркина. - Я не встречала другого такого отзывчивого человека, который никогда не оставит тебя в беде. Сколько раз я жаловалась ей на свои проблемы - она во всем разбиралась и обязательно находила решение".
Но какой бы лаской ни окружали маленькую сибирячку зареченцы, она тосковала по дому, плакала, часто писала письма и потом с нетерпением ждала ответа. Талисман ей заменяли фотографии домашних. И всё-таки всю грусть, чувство одиночества, все первые неудачи преодолевало желание танцевать, танцевать, танцевать. А если уж Анна Безикова чего решит…

23 января

Решительность - вторая главная черта Аниного характера. Оксана Назаркина считает, что самостоятельность, решительность и упорство Безиковой и есть та движущая сила, что толкает звездную пару вперед и вверх.
Однажды решительность и находчивость спасли Ане жизнь.
Трагедия разыгралась в тот год, когда Аня с Оксаной учились в "кульке" - Пензенском культпросветучилище. В разгар занятий в "кульке" вспыхнул пожар. Огонь быстро разъел пластиковые покрытия, а дым перекрыл пути к отступлению. Студенты в ужасе выбрасывались из окон на ноябрьский снег. Пенза в тот день не досчиталась девяти юных жизней. Аня сказала себе: "Не паникуй! Ты обязательно спасешься!" Перебегая по второму этажу, она нашла окно, под которым виднелся козырек входной двери. Зажала страх в кулак и прыгнула вниз. Оксане повезло меньше: пожар застиг её на четвертом этаже, и девушку снесли вниз почти без сознания. Дмитрий, по обыкновению заехавший за подругами, привез их к себе домой. Там, на тимохинском диване, они и отлеживались трое суток, отходя от шока и зализывая ссадины и ушибы.
23 января на тренировке Диму и Аню впервые поставили вместе. (Забегая вперед, скажу, что день этот для них с тех пор - священный. Каждый год они проводят его исключительно вдвоем. Обмениваются подарками и обязательно идут в ресторан. А еще звонят Оксане, у которой на священное число приходится день рождения.)
Ане было нелегко. Кто она? Просто девочка из Тюмени? А в пару встала к чемпиону СССР, чемпиону России. Девочка из Тюмени тянулась изо всех сил. "Она всегда очень много работала над собой, - вспоминает Оксана Назаркина. - Каждый день подолгу проводила в танцзале. Найдет красивую линию рук и оттачивает её перед зеркалом три часа. У нас понятия не было сбегать на дискотеку или купить новую кофту. Все деньги, а моя подруга вскоре стала сама зарабатывать себе на жизнь, тренируя малышей, уходили на соревнования".
Новоиспеченные партнеры ссорились. Говорят, что в спорте партнеры ссорятся всегда. Тишь да гладь лишь там, где никому ничего не интересно, где никто ни за чем не гонится, не стремится к большему. (Забегая вперед, скажу, что Дмитрий с Аней ожесточенно ссорятся и по сию пору. Но уже через пять минут "сестра" бросается "брату" на шею.) Аня, по своей склонности лидировать, пыталась командовать. Дмитрий, облеченный титулами, огрызался. Начнут движение - и тут же останавливаются: "Ты не так танцуешь!" Тренеры говорили: "Брэк!" и разводили их по углам. Но сомнение в успехе затеянного то и дело повисало в воздухе.
Лена Саушева долго уговаривала Тимохину поехать с ребятами в Саратов на их первый конкурс. Убедила лишь после того, как сказала, что туда приедет и Анина мама: "Надо познакомиться". Ребята должны были танцевать и "латину", которая получалась лучше, и "стандарт". Но по прибытии в Саратов обнаружилось, что Дима забыл свой фрак дома. Костюм заняли у соперников, однако забывчивость Димы определенно была знамением свыше, голосом судьбы.
Мамы быстро перешли на "ты". На соревнованиях сидели рядышком, не спуская глаз с детей. В "стандарте" дети стали пятыми. А "латину" - выиграли. "Ну что, - повернулась мама Галя к маме Лене, - оставляешь нам партнершу? Забираем дочь?"
...Много воды утекло с того решающего дня. Много всего было.
Был год после окончания школы, когда Дмитрий стал расти не по дням, а по часам. Школьная учительница, привыкшая смотреть на него сверху вниз, при встрече не узнала: "Ты ли это?!"
Был английский Блэкпул и знакомство с кумиром - Хансом Гальке, после рукопожатия которого Дмитрий долго не мыл руки.
Были звания: пятикратных чемпионов России, двукратных - Европы, двукратных вице-чемпионов мира, четырехкратных обладателей Кубка "Спартака". Был переход в профессионалы и присуждение - первым в России - звания мастеров спорта международного класса.
Но это уже совсем другая история.
Другой танец.
Танго.

Татьяна МЕЛЬНИКОВА

Фото И. Тимошенко 

P.S. Из интервью, данного А. Безиковой и Д. Тимохиным автору этих строк весной 1997 года:
- Вам приходится ограничивать себя в еде?
А.: Нет. Вы бы удивились, увидев меня четыре месяца назад. Я была вот такая (Аня надувает щеки). Но я целенаправленно похудела.
- Значит, есть любимое блюдо?
Д.: У меня есть нелюбимое блюдо - пельмени.
А.: А я очень люблю рыбу.
- Вы много лет вместе. Не надоели друг другу?
А.: Мы не то чтобы надоедаем друг другу, - мы устаем.
Д.: От работы.
А.: Потому что даже в свободное время не можем не говорить о танцах. Рано или поздно все равно начинается об этом разговор.
- Значит, в свободное время вы разбегаетесь?
Д.: Конечно.
А.: Однако, когда мы расстаемся, проходит буквально час, и я начинаю думать: где там Дима, что делает?
- Дима, какой, по-вашему, у Ани характер?
Д.: Какой? Мне подходящий.
- Аня, а у Дмитрия?
А.: Димка очень настойчивый и добрый.
 

 

   

Отдать зрителю сердце

Чему русский танец научил французского мастера? Чего нет в танцевальной Франции, и как далеко Черный квадрат отстает от «Лебединого озера»? Эксклюзивное интервью для «Танцевального Клондайка» дал Assai Samba (Франция) – профессор хореографии, балетмейстер, постановщик, главный преподаватель Парижской школы музыки и танца, член французской ассоциации танца.

– Прежде, чем мы поговорим о глубине и философии современного танца, задам вопрос, который мне многие годы не дает покоя. Майкл Джексон хороший танцор или просто ему повезло?

- Майкл Джексон отличный танцор и артист. Он очень много работает с танцорами и отлично изображает то, что ему представляется в образах. Его физическая подготовка, подготовленность его тела настолько профессиональна, что тело – его помощник, а не враг в воплощении образов.

- Может ли танцор, не будучи при этом певцом, стать «звездой» мировой величины, собирать стадионы на свои сольники?

- Если танцор по настоящему хороший, это не проблема.

- Предел ваших профессиональных мечтаний? Что для вас признание?

- Для меня главное - восприятие публики, а не титулы и лавры. Если публика на концерте принимает мое исполнение, это для меня главная награда. И мой успех. Я стараюсь развивать свое творчество дальше, чтобы достичь нового уровня успеха и признания. Какой-либо конкретной цели – титул, медаль, место - у меня нет.

- С чем лично у вас ассоциируется русский танец?

- Танцы России - очень чистые, хорошо сложенные композиционно. У нас во главу угла ставятся академические знания, а у вас очень сильно любительское направление. Любители выдают такие танцы, что многие профессионалы в Европе будут завидовать. До первого посещения России русский танец у меня, как и у большинства иностранцев, ассоциировался исключительно с балетом. Побывав в России, я увидел, что русский танец принимает в свои ряды танцы других народов. Он одинаково развивает в рамках своей культуры и хип-хоп, и стрит, и contemporary. Мне нравится эта динамика изменений. Русский танец для меня становится с каждым приездом все шире, и ассоциации давно уже вышли за рамки исключительно балета.

- Принято считать, что ученик учит своего учителя так же, как учитель учит ученика. В этом смысле вас русский танец чему-нибудь научил?

- Естественно… К примеру, мне нравится, что русских детей во время танца учат улыбаться, в результате получается открытая манера исполнения. Я стараюсь использовать такой же подход у своих учеников. Когда я вижу русских детей, танцующих на сцене, особенно маленьких детей, с семи до одиннадцати лет, я вижу их огромное желание и старание. Такого нет во Франции! Я хочу включить это в свою школу обучения – побуждать детей так же серьезно относиться к тому, что они делают на сцене. Еще отмечу колоссальную работоспособность ваших детей. Во Франции стоит ребенку сказать, что он устал, его тут же освободят от занятий. Ни родители, ни педагоги не смеют возразить ребенку. У вас дети конкретно работают, несмотря на усталость, бывает, что дети поздно репетируют. Это прекрасно. Это помогает идти к более высоким вершинам.

- Не могли бы вы вспомнить из своих лет обучения танцу ситуацию, которая вас потрясла – может, это были какие то педагоги, может, какие то случаи?

- Я родился в Африке и начал танцевать там. У меня никогда не было модели, так как в Африке совсем другие правила танцев, там не подражание кому-то, а самовыражение. Я ставлю и исполняю танец так, как чувствую, но не копирую. Там другие правила.

- Вы танцуете только чувствами или учитываете элемент шоу?

- Я не подстраиваюсь под публику. Она всегда любит шоу. А я, как создатель, делаю свои номера. В конечном счете публика решает, принять танец или нет. Но для меня внутреннее ощущение более важно. Оно первично. Я никогда не буду подстраиваться под публику, даже если она перестанет воспринимать мои работы и постановки. Как создатель номеров считаю, что неверно идти от жедания публики, это неправильно.

- По какому принципу вы подбираете музыку?

- Я не выбираю музыку по CD, я не ищу ее в магазинах, я работаю с музыкантами, которые пишут музыку под конкретные образы, которые я создаю.

- Был ли в вашей жизни танец, который вы считаете не удачным?

- Нет такого танца, который бы я создал и не смог бы его полюбить. Это большая, трудная работа, и она исходит из души. Я сравниваю рождение танца с рождением ребенка. Какой бы ребенок ни был, нормальная мать не может его не любить или отказаться от него. Другой дело, приняла публика танец или нет, нравится ей или нет, но у меня нет такого танца, за который мне было бы стыдно.

- Современные танцы, я имею ввиду танцы в стиле contemporary, многим обычным людям  кажутся  странными. Скажите, может ли человек с традиционным воззрением создавать качественные современные танцы или для этого надо обладать иным мышлением?

- Танец в стиле contemporary – это как квадрат Малевича: кому-то нравится, кому-то нет. Современное искусство – это работа мысли, и кто-то думает, а кто-то нет. Я посетил однажды выставочный зал, где наблюдал работу бельгийского хореографа: открывается занавес, и на сцене в течение 10 минут сидит без движения абсолютно голая женщина, звучит музыка Дебюсси. Зал перешептывается, кто-то пребывает в недоумении, но это личное дело каждого. Одно движение - за 10 минут. Иногда зритель смотрит и ничего не понимает. А иногда после такого просмотра в его голове может возникнуть некий серьезный вопрос. Даже один вопрос в голове зрителя, навеянный твоим творчеством, - это уже хорошо. Это ты задал вопрос, а человек задумался.

- Клоун тоже выходит на сцену и делает горлом «ы», но клоун - это цирк, а не модерн, хотя движения могут быть аналогичными. Где грань между цирком и хореографией?

- Первое отличие: в цирке работают клоуны, в танце – танцоры. Современный танец – это все, что нас окружает, и все, что я наблюдаю, я  могу отобразить в современном танце, а зритель должен помыслить о том, что я сделал и что хотел сказать. Я просто хочу донести свои мысли до зрителя.

- Когда-то Пикассо сказали, что он свои работы рисует очень примитивными способами. Он ответил: «Да, но прежде чем я начал рисовать в жанре кубизма, я перепробовал все известные техники, которыми владею в совершенстве, и могу нарисовать в любой манере». Вот вы можете станцевать все жанры хореографии или какие-то  все же не сможете?

- Я начал с африканского танца, затем, переехав в Европу, начал изучать классический балет, модерн, джаз, поп. И в создании своих танцев использую все виды хореографии. Но это было лично мое желание, потому что я хотел научиться владеть телом и знать все жанры.

- Чего танцор не должен делать на сцене? Сейчас очень много банального секса…

- Меня не шокируют танцы, где исполнители выходят на сцену голыми, в моей программе есть хореография, которую я исполняю в маленьких стрингах. В таких номерах мне хочется максимально показать работу тела. Я не считаю, что это должно шокировать, если это, конечно, не вульгарно, что сразу замечает зритель.

- Разница между зрителем в России и во Франции?

- Мне сложно судить. Во Франции я выступал перед разной публикой, зачастую никто из зрителей меня попросту не знал. В России я выступаю перед публикой, которая меня уже заранее знает и любит.

- Поставив танец, как часто вы возвращаетесь к нему, чтобы что-то изменить в постановке? Или стараетесь больше его не трогать, даже если что-то не устраивает?

- Когда я создаю танец, я могу его менять после того, как просмотрю его на видео и увижу недостатки, или после того, как посмотрят мои коллеги-хореографы и скажут: да, здесь хорошо, а вот здесь следует что-то изменить. Это не полностью замена всего сюжета, но я стараюсь следовать советам.

- Кто для вас является главным критиком?

- Прежде всего - это друзья педагоги. Я показываю им свои работы, чтобы не вариться в собственном соку. Мне важно их мнение и я к нему всегда прислушиваюсь.

- Современный танец лет 10-15 назад и сегодняшний. Есть ли между ними разница?

- Современный танец нельзя путать с модерном. Современный танец – это танец своего времени. Поэтому он естественно со временем меняется, происходит его постоянная эволюция. У балета есть своя школа, у джаза свой определенный набор движений и техник. Это относится к любому виду и направлению танца. Но в современном танце возможно любое слияние стилей: хип-хоп может дополнять джаз, модерн можно развить на основе классических движений, и подобных сочетаний и дополнений может быть великое множество. Еще раз хочу подчеркнуть, что современный танец – это, прежде всего, отображение своего времени. Я убежден, что современный танец не закончится никогда. Все движения, которые мы используем сейчас, они всего лишь основа для новых экспериментальных решений. Современный танец – это постоянный поиск новых идей и возможностей их воплощения в танце, это непрерывная работа мысли в этом направлении.

- Если выключить музыку в балете «Лебединое озеро» - это уже можно будет назвать модерном? Или для того, чтобы это произведение превратилось в модерн, следует все же добавить еще что-то?

- Даже без музыки «Лебединое озеро» останется только балетом. Но если этот балет исполнить в другой технике, не классической, а, например, в технике Хосе Лимона, то это будет уже другое произведение. Как художник может создавать свои произведения различными стилями исполнения и техники, так и хореограф современного танца создает свои произведения, композиции и делает современный танец, так, как он его себе представляет. Это не вопрос музыки, просто каждый танец имеет свои определенные формы.

- В одном из номеров вы отдаете зрителям свое сердце. Вы действительно на каждом спектакле отдаете зрителям свое сердце?

- Любой артист, если он хороший артист, отдает зрителю свое сердце. Зритель не должен знать, болен ты сегодня или нет, в каком ты настроении и так дале...

Беседу вел Сергей ПИЧУРИЧКИН

Фото автора   
   

Вадим ГИГЛАУРИ:

Пусть каждый танцует своим путем 

Он скромен и талантлив. Внешне спокоен, но в душе его кипят рушатся и создаются имерии. Империи образов. Он бывает словоохотлив с такой же периодичностью, как и молчалив. Многие танцы, поставленные им, - талантливы. Некоторые - не понятны. Некоторые - просто танцы. Вадим Гиглаури, пожалуй, один из немногих в нашей стране, кого можно назвать "философ-хореограф".

 

- Как человеку непосвященному объяснить, что такое модерн?
 - Модерн - сложное понятие. Это, скорее, contemporary. Большинство западных хореографов обозначают термином "модерн" те танцевальные направления и техники, основоположниками которых являются, в частности, Дункан, Грэм (Грэхэм) в Америке, Дельсарт, Далькроз во Франции, Лабан, Вигман в Германии. Модерн - в переводе означает "современный". Но если не вдаваться в профессиональные изыски, человеку, который желает знать, что такое модерн, я могу сказать следующее: "Постарайся выразить какое-нибудь ощущение, например, ощущение неприязни или радости посредством движения. Это и будет самый настоящий модерн в том вид, как ты его представляешь". Простите за парадокс, но именно в модерне, как ни в одном другом виде, нет ничего объективнее субъективного.  
 

- Какие хореографические качества необходимы для модерн-танца?
- Главное - это глубина души. Технические навыки не помешают, но возьмем, к примеру, Айседору Дункан. Никаких качеств танцевальных у нее не было. Кроме музыкальных и энергетических. И, тем не менее, ее знает весь мир. Махмуд Эсамбаев тоже не имел технических возможностей, которые должны быть у танцовщика. Конечно, умение вращаться, умение прыгать, умение держаться на ногах, растяжка не помешают, но это не основа. Нужно верить в то движение, которое выполняешь, а это уже не только возможности тела, но и соединение "знания головы" и "знания сердца".   

- Почему вы большую часть времени и внимания уделяете модерну?
- Я считаю, что только модерн выражает наиболее глубоко общечеловеческие, общефилософские проблемы. Только модерн дает возможность безграничного поиска во всех факторах "движенческой материи". Ни один другой вид танца, при всем моем уважении к каждому из них, этих возможностей не дает.   

- Чем ваши мастер-классы принципиально отличаются от любых других?
- Я никогда не следую никаким канонам именно в форме и не требую этого. Ведь у каждого человека может быть такая глубина, которую он боится раскрыть, потому что ему всю жизнь вдалбливали, что так нельзя. Он может такое показать, что я сам буду у него учиться, и происходит это довольно часто.  

- Что вам достаточно заметить в человеке при первом взгляде, чтобы понять, что он никогда не станет настоящим танцором?
- Страх и неуверенность в себе. Хотя я знаю, что всегда есть способ раскрепостить его.   

- Чего в физическом плане не должен делать танцор, чтобы вырасти? 
- Он не должен перенапрягать себя больше того уровня, за которым идет момент ухудшения техники. Очень важно не перейти эту грань.  

- Кто ему может помочь эту грань ощутить, если он в первый раз вышел на танцевальный пол? 
- Он обязательно должен сам себя изучать. Так во всем, но танцору это особенно важно, он должен изучать все свои возможности, свое строение, и прислушиваться к тем, кого он считает авторитетом. Из соотношения этой информации - внутренней и мнения авторитета - он и должен слагать картину для себя самого, не оглядываясь на штампы, которые у нас любят навязывать. Не стоит еще в исполнении использовать неэтические формы. Есть такое понятие в формообразующем факторе - неэтические формы и движения человеческого тела. Как раз их должно быть поменьше.  

- Есть ли подобные нормы в этическом и моральном плане?
 - Ни в коем случае не надо лезть с советами, если тебя об этом не просят и не обсуждать ничьи недостатки. Лучше доброжелательно относиться ко всем, какими бы некрасивым и неправильным они ни казались. Ни в коем случае при постановке не надо думать, что об этом будут говорить люди. 
Еще один очень важный момент - относиться к танцу в первую очередь нужно как к искусству. Не как к способу времяпрепровождения, самоутверждения или, как иногда бывает, месту решения своих сексуальных пристрастий. Именно, как к искусству. Замечено: если человек умеет сделать искусством любой род деятельности, не только танцы, он может многого достичь.
Существует притча. Один человек толкал изо всех сил вагон: напрягался, потел, ругался. В результате он потратил огромное количество сил, устал, выдохся, а вагон сдвинул лишь на метр. Другой же человек аккуратненько, не напрягаясь, одним рычажком или кнопочкой передвигает вагоны на десятки километров. Одного зовут грузчиком, другого - машинистом. Каждый должен определить, кто он в танце - грузчик или машинист. 
 

- Многие в качестве стимулирующего мотора считают тщеславие и честолюбие. 
- И то, и другое направляет энергию артиста на себя. А артист еще должен отдавать ее зрителям. Как только он начинает понимать, что не желает получить бешенный успех, у него сразу же высвобождается количество энергии, прямо пропорциональное этому желанию и направленное в нужное русло.   

- Что вы можете посоветовать тем, кто только начинает танцевать?
- В первую очередь всегда помнить, что нет пределов и нет авторитетов. Все знание, которое вам необходимо, заключено в вас самих.

Записала Элина ТЕРЕХИНА  

 
   

Танцующее вожделение     

- Марина, тебе не противно облизывать шест, на нем же микробы? – так начался мой разговор со стриптизершей рязанского ночного клуба «Галактика» Мариной Коневой. – И по полу голой ползать. Его хоть моют перед твоим выступлением?

- Ну, шест я не облизываю, а только создаю видимость. Если присмотреться, всегда остается расстояние между шестом и моим языком…

- И что, ни разу ты не ошиблась, ни лизнула?

- Ну, почему, было несколько раз.

- Вот видишь… И по полу ползаешь, я сам видел.

- Правильнее сказать – двигаюсь…

- Но пол грязный, как ты ни называй свои движения…

- Его моют перед выступлением. А после выступления я сразу иду в душ. У нас прямо в клубе для персонала.

- Ты тоже называешься «персонал»? Как записано у тебя в трудовой книжке?

-В трудовой книжке у меня записано «кассир», и днем, до пяти, я работаю в магазине. В клубе я работаю по контракту и называюсь «исполнитель импровизированных танцев».

- С шестом...

- Просто танцев.

- Чем танец с шестом отличается от просто танца?

- Жанром. Шест многие представляют как символ эротики, стриптиза.

- Знаем, знаем… фаллический символ. Читали Фрейда.

- Если взять любой эстрадный номер, где девочки танцуют в капроновых колготочках, в юбочках с разрезами, и добавить в этот номер шест, все сразу скажут – это стриптиз. На самом деле не шест отличает стриптиз от не стрептиза…

- А что?

- Настроение, кайф, который исходит от танцовщицы. Эротично, сексуально можно станцевать и полностью одетой.

- Я думал, эротический танец – это набор определенных движений, которые вызывают известный зуд у мужской части человечества.

- Движения, да, они важны. Но когда ты смотришь, как девушка вращает в цирке обруч, тебя же это не возбуждает?

- Возбуждает...

- Да ладно тебе… ты не видел, как я обруч кручу… как с ним играю.

- Видел, видел… вчера только о твоем обруче и думал весь вечер.

- Вот видишь… значит, дело не только в движениях.

- Ты где-то училась вращать обручи профессионально или же это от мамы, врожденное, я хотел сказать?

- Вообще-то я училась в Рязанском филиале МГУКИ. Заочно. Потом поехала в Москву, устроилась на какие-то курсы, но толку в них было мало. Так, собирание денег. В качестве практики нас заставляли выступать в ночных клубах, за выступления не платили, говорили, что это часть обучающего процесса, практика. Типа, так снимается стыд, комплексы… То есть получалось, что мы платили за возможность потанцевать перед людьми, которые платили в чей-то карман, чтобы посмотреть на нас. Короче, через месяц мне все это надоело, я сказала, что больше так не играю и вернулась в Рязань.

- Представляю, как учат танцевать стриптиз: больше вожделения! двигай бедрами! работай губами! сладострастнее взгляд!

- Ну, что-то в этот духе…

- А с точки зрения хореографии, есть отличия обучения стриптизу от обучения эстрадным танцам?

- Не знаю, я профессионально танцами не занималась. Наверняка у них сложнее в техническом плане. У нас – в моральном.

- Мораль, значит, все-таки страдает...

- Еще как. Особенно, когда в тебе видят не танцовщицу, а проститутку… как один назвал - «наглядная женщина».

- До этого у меня были только ненаглядные женщины.

- А тут – наглядная. Поглядел, захотел, потрогал… Ну, как я в качестве наглядной агитации произвожу впечатление?

- Производишь, производишь… ты же знаешь себе цену.

- Знаю…

- Только в переносном смысле или в буквальном?

- На что ты намекаешь?

- Ладно, не намекаю… Я так думаю, мало кто при виде стриптиза думает о великом хореографическом искусстве России.

- Уж точно…

- Только не говори, что не знаешь, о чем они думают. Это тебя не оскорбляет?

- Интересно ты спросил. Такая у стриптиза цель – заставлять думать об этом. Как ты назвал, вызывать шевеление…

- Я назвал "вызывать зуд".

- Да, зуд. В этом предназначение стриптиза. Меня вообще не обижает, что они думают обо мне. Это же их мысли, вот пусть они и краснеют. А если судить с точки зрения профессионализма, для меня было бы неприятно, если бы мой танец их оставил равнодушным. Получается, я плохо исполняю стриптиз.

- А ты его хорошо исполняешь?

- Великолепно…

- Мужчины заводятся?

- И женщины, которые с ними приходят, тоже… К концу вечера в зале наступает такая атмосфера всеобщего возбуждения. Мужчины готовы на все, женщины готовы…

- Женщины просто готовы...

- Пусть будет так…

- Ты любишь выступать одна или «вперемешку» с другими исполнительницами стриптиза?

- Одна, только одна. Это мой вечер, мои зрители, моя энергия, мой успех…

- Может быть, просто боишься конкуренции?

- Ты посмотри, сколько мест в зале заполнено, когда танцую я, и сколько приходит народу, когда остальные. У меня всегда аншлаг.

- Может быть, потому, что ты танцуешь в пятницу, субботу, а они - вторник, среда?

- Раньше я танцевала среду, четверг, а потом мне специально дали «кассовые» дни…

- Ты хочешь построить карьеру, стать знаменитой исполнительницей стриптиза, передать свой искусство детям?

- Ты что, совсем спятил? Тоже мне, мечта – звезда стриптиза. Я лучше буду бороться за звание «почетной кассирши нашего магазина».

- Выходит, ты стриптиз ненавидишь?

- Я его обожаю…

- Так в чем же дело?

- Многим нравится мороженое, шоколад, но почему-то они не едят их три раза в день: на завтрак, обед и ужин…

- Так все-таки, какими хореографическими данными нужно обладать, чтобы хорошо танцевать стриптиз?

- Достаточно быть женщиной.

Сергей ПИЧУРИЧКИН

 

   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: