№7
    
    
 










Яндекс цитирования





       

 

               ИЗ ПОСЛЕДНЕГО СЛОВА ОБВИНЯЕМОГО МИХАИЛА ХОДОРКОВСКОГО

«Апатит»

Обвинение утверждало, что акции «Апатита» были похищены, то есть получены без оплаты. Все документы, представленные суду, недвусмысленно говорят об обратном.

Государство получило за этот пакет акций цену, которую само оно, государство, установило. Почему такая цена, а не другая, — вопрос не к нам, а к государству. Хотя своя версия ответа у меня есть. «Апатит» в то время лежал в руинах и был постоянным источником социальной напряженности для региона. Поэтому власть была счастлива отдать предприятие собственнику, который спас бы «Апатит» и предотвратил бы голодный и холодный бунт его работников. Нам удалось сделать и то, и другое.

Документы подтвердили, что и деньги на инвестиции инвестором были внесены, а возвращены, и то частично, самим частным предприятием «Апатит». Причем возвращены публично, с отражением в отчетах, утвержденных его Советом директоров, общим собранием. Государство цену получило полностью. И с этим никто не спорит.

Компания «Апатит», на которой и лежала обязанность строить, закупать, проектировать, то есть осваивать инвестиционные средства, исполнила или превысила показатели, указанные в условиях конкурса по объемам производства, по сохранению численности работников предприятия, по сохранению производственной базы, по социальной программе с меньшими затратами и за счет иных мероприятий, чем было указано в инвестиционной программе. Это принесло прибыль акционерам, доходы региону и государству, стабильную зарплату - рабочим. За предотвращение социального взрыва, вообще-то, ордена дают, а не дела возбуждают. И сегодня это успешно работающее и процветающее предприятие.

Институт НИУИФ

Та же природа обвинения - и те же самые неувязки. Опять же государство само принимает решение о цене продажи. Цена государству полностью уплачена. Суд все бумаги видел. При этом цена — полностью справедливая, если исходить из политических и экономических реалий тех лет.

Само частное предприятие - АО НИУИФ - принимает решение изменить направление и сроки использования денег инвесторов. Опять же принимается такое решение публично, с отражением в отчетах, утвержденных Советом директоров и общим собранием, оно возвращает средства. Опять при чем здесь государство, которое свое получило полностью?

Генеральный директор Института подтвердил в суде, что инвестиционная программа была выполнена с изменением сроков и мероприятий, задачи программы достигнуты. Изменения были разумны и обусловлены рыночным спросом на услуги института. Очевидно: поступи директор иначе — институт давно был бы банкротом, его бы продали за долги под очередной ночной клуб, тем более, место, как говорили представители прокуратуры, замечательное.

Результаты сотрудничества института и инвестора известны: НИУИФ, его активы уже 10 лет с момента приватизации выполняют функции именно многоотраслевого научного центра, а не площадки под застройку. Имеется производственная база, готовятся аспиранты, выполняются заказы промышленности. В этом легко может убедиться любой желающий.

Таких частных научных центров, работающих на интересы отраслей промышленности, в стране, где Академия наук, если так пойдет дело, станет конторой по торговле коммерческой недвижимостью, известно не так много. Справедливо ли преследовать кого-то ни было за сохранение научной базы страны? Думаю, что ни закон, ни справедливость этого не требуют.

«Апатит» — торговая политика

Прокуратура вообще необоснованно влезла в торговую деятельность частного предприятия «Апатит», навязывая ему свое субъективное представление о правильной торговой политике, фактически пытаясь подменить собою владельцев и полномочные, с точки зрения российского законодательства, органы управления этого общества.

Хотя мне обвинение предъявлено за 1999—2002 гг., когда я вообще никакого участия в деятельности «Апатита» не принимал, работая, как известно всей стране, в ООО «ЮКОС-Москва», а затем - будучи членом Совета директоров ОАО НК «ЮКОС», а не «Апатита», тем не менее, теперь я знаю, что никто из членов Совета директоров «Апатита», включая представителя государства, никто из акционеров «Апатита», включая западных и российских инвесторов, антимонопольные органы нашей страны, которые неоднократно проверяли деятельность «Апатита», как известно и суду, никаких претензий к менеджерам «Апатита» по поводу их торговой политики никогда не предъявляли.

Да и удивительно было бы, если бы предъявляли — убыточное до 1995 г. предприятие под их руководством стало и остается прибыльным, платит дивиденды, налоги, развивает производство.

Возможно, если бы «Апатитом» управляли сотрудники Генеральной прокуратуры или люди, которые за ними стоят, дела шли бы еще лучше, но они, насколько мне известно, своих менеджерских услуг пока публично не предлагают. Но при чем здесь обвинения, предъявленные мне и Платону Лебедеву?

Представители владельца «Апатита» (Совет директоров) и акционеры на общих собраниях практически единогласно утверждали именно эту торговую политику, именно эти отчеты. Не отказываются от своей позиции они и сегодня. Я уже не говорю о мнении независимого аудитора, приглашенного «Апатитом», всемирно известной, всеми уважаемой компании «ПрайсУотерхаусКуперс», услугами которой неоднократно пользовались и «Газпром», и Центробанк России. Мнение аудитора также полностью противоречит представлениям Генеральной прокуратуры. Какое право у прокуроров, абсолютно не знакомых с бизнесом вообще и с данным конкретным бизнесом в частности, навязывать суду, владельцам «Апатита» свое субъективное ошибочное суждение, противоречащее объективному положению дел, равно как и мнению владельцев предприятия, его Совета директоров, менеджеров, аудиторов? Подсовывать безграмотные отчеты прокурорских экспертов на некорректно, с точки зрения экономики и права, заданные вопросы?

Я никогда не вмешивался в деятельность прокуратуры и не намерен вмешиваться в будущем. И потому я надеюсь, что прокурорские работники окажут мне и всей стране ответную любезность - перестанут влезать в процесс управления промышленными предприятиями. Тем более теми, что без их вмешательства научились хорошо работать.

«Мост»

Опять пустое обвинение в безвозмездной передаче предприятиям Группы «Мост» средств ОАО НК «ЮКОС» и еще двух компаний.

Суду предоставлены умышленно скрытые обвинением и найденные защитой договоры, согласно которым предоставлялись эти денежные средства. Договоры публичные и возмездные.

Деньги, оказывается, передавались в обмен, в частности, на процентные векселя банка «Мост», одного из крупнейших на тот момент коммерческих банков России. То есть обвинение умышленно пыталось скрыть эти договоры, зная, что они однозначно показывают обычное размещение временно свободных денежных средств предприятий. Договоры официальные, никем не оспоренные. Все денежные средства, предоставленные по этим договорам предприятиям Группы «Мост», заемщиками возвращены. Все это опять же в Интернете есть.

К слову, зная это, прокуратура претензий менеджерам этих предприятий и на эту тему не предъявляла, как, собственно, и владельцы тоже.

Я же в ОАО НК «ЮКОС» был акционером - лицом, более кого бы то ни было заинтересованным в процветании компании, а значит, в отсутствии воровства и растрат. И как можно было придумать обвинение в растрате мною моих же средств — уму непостижимо.

Неисполнение решения суда служащим коммерческой организации

Не существовало и не существует неисполненного решения арбитражного суда в отношении компании «Уоллтон», а неисполненное решение суда в отношении второго предприятия «Волны» появилось в 2004 г. исключительно усилиями Генеральной прокуратуры. Именно прокуратура добилась, используя лишь ей понятные средства и методы, расторжения мирового соглашения между РФФИ и «Волной», когда Платон и я были уже в тюрьме.

Ни я, ни Лебедев никогда не были сотрудниками этих организаций. Генеральная прокуратура сама подтвердила это суду.

Компания «Уоллтон» существовала до 2002 г., а «Волна», как опять же стало известно суду, существует до настоящего времени, то есть более 10 лет. Претензии не предъявлялись ни к самим организациям, ни к их сотрудникам. Это все теперь доподлинно известно суду. Так кто и что злостно не исполнил? По какому праву нас обвиняют?

Теперь перехожу к современному аналогу печально известной сталинской 58-й статьи.

Уклонение от уплаты налогов с организаций

Это — вранье от начала до конца.

Напомню, наш закон запрещает искажение отчетности, попросту говоря, обман. И это справедливо. Если же власть все знала, то все остальное — проблема власти, а не налогоплательщиков. Меня обвиняют в уклонении от уплаты налогов с организаций путем передачи процентных векселей ЮКОСа. Абсурдность этого обвинения установлена в суде. Суд получил все документы, подтверждающие отсутствие этого преступления.

Предоставляя льготы, уполномоченные государственные органы ЗАТО не просто знали, что компании не будут иметь терминалов для перегрузки нефти на территории ЗАТО, а прямо указывали в решении местной Думы, что их деятельность не должна затрагивать производственных и сырьевых ресурсов ЗАТО. Эти же государственные органы выдали компаниям лицензии на торговлю нефтепродуктами — но без права их слива и хранения.

Отчетность, сданная в налоговую инспекцию, контролировалась в ходе проверок и подтверждается всеми допрошенными в суде свидетелями - и свидетелями обвинения, и свидетелями защиты. Таким образом, государственные органы имели полное и точное представление о деятельности предприятий в ЗАТО, что, собственно, и подтвердили представители госорганов.

То же касается оплаты части налогов векселями, которая осуществлялась на основании решений государственных органов. Эти решения мы видели в суде, и об их наличии и содержании было хорошо известно налоговым и финансовым службам города, контролирующим органам округа, что напрямую следует из их отчетов и справок.

К слову, свидетели из ЗАТО утверждают, что и Министерство финансов РФ они тоже информировали.

Следовательно, никакого искажения отчетности, которая ввела бы в заблуждение государственные органы о форме внесения налоговых платежей, а, как следствие, могло бы рассматриваться как способ уклонения от налогов, не было и быть не могло.

Власть приняла законное решение, власть предоставила льготы и право внесения части налоговых платежей векселями, власть контролировала исполнение своих решений в рамках различных проверок. Никто в данном случае не вводил власть в заблуждение — тому есть все документальные доказательства.

То, что решения такого рода принимались не изолированно властями ЗАТО, а с понимания и одобрения федеральных властей, подтверждается и письмами в адрес местных властей, и статьями в прессе федеральных чиновников, и показаниями свидетелей и специалистов, допрошенных в суде, которые рассказали о принятой в России практике предоставления льгот посредникам, а также о законности уплаты налогов неденежными средствами в 1999 г. в местные бюджеты, так как Налоговый и Бюджетный кодексы противоречили друг другу, а Конституция и международный договор, подписанный Россией, в данном случае были и остаются на стороне прав местной власти.

При чем здесь обвинения в уклонении от налогов путем включения в отчетность заведомо ложных сведений? Что, разве векселя ЮКОСа не погашены? Погашены, и с процентами. Бюджеты всех уровней получили свои деньги в полном объеме.

А обвинение в хищении средств путем возврата переплаты налогов, внесенных векселями?

В имеющихся в материалах дела документах собственно финансовых органов на возврат переплаты черным по белому написано: «переплата… уплачена обналиченным векселем». Кто кого обманул?

Более того, факт переплаты векселями обвинение не оспаривает, а факт погашения векселей подтвержден и платежками, и справками финансовых органов, и справками векселедателя, и свидетелями. То есть все векселя не просто погашены, а погашены с процентами. Возврат же шел, конечно, без процентов. Очевидно, что бюджет возвращал чужую собственность, причем возвращал частично, а не полностью, и, конечно, на основании решения власти, то есть собственника, знающего и форму оплаты налогов, и сумму реально полученных денежных средств.

Я уж не говорю, что ни один документ, ни один свидетель, конечно, меня или Лебедева в связи с этой деятельностью вообще не упоминал. Ни одна копейка, конечно, ни мне, ни Лебедеву не поступила от этих операций. Все остальное — фантазии авторов криминального чтива, опять же все материалы в Интернете, и каждый может в этом убедиться.

Но что особенно меня возмущает, так это сам факт настырного, противозаконного предъявления ничем не обоснованных претензий ко мне и к Лебедеву со стороны кучки чиновников только потому, что это, видимо, поможет их карьере. Это бессовестно и незаконно и наносит ущерб достоинству страны, подрывает доверие к власти.

Неуплата личных налогов в 1998—1999 гг.

Меня обвиняют в искажении или отказе от сдачи налоговой отчетности. Хочу обратить внимание: в России вообще не так много людей, самостоятельно декларировавших доходы с 1994 г. Я это делал. Все соответствующие бумаги вы видели в суде.

Обвинение заявило о наличии доказательств того, что деньги в 1998—1999 гг. я получал не от клиентов за оказание им консультационных услуг, а от «Роспрома» или ООО «ЮКОС-Москва» за трудовую деятельность. Я ждал этих широко анонсированных доказательств полтора года, причем ждал в не слишком комфортабельной тюремной камере. Где они? Как не было, так и нет.

Нет сведений о том, что эти деньги мне платил «Роспром» или ООО «ЮКОС-Москва», нет сведений о взаимных обязательствах с этими организациями, предусмотренных трудовым соглашением. Ничего нет, кроме утверждений прокуратуры. Закон требует доказательств от них, а не от меня, хотя я готов был рассказать суду о сути своих консультационных услуг, объяснить, почему консультации международно признанных лидеров бизнеса стоят столько, сколько мне платили, или больше. Но правовые аргументы, как и соображения здравого смысла, похоже, вообще не интересуют обвинение.

Я их понимаю, они, в общем, и не нуждаются в доказательствах. Я отказался называть фамилии своих клиентов, т.к. люди боятся, и небезосновательно, преследований со стороны Генеральной прокуратуры и налоговой службы. Но ст.49 Конституции РФ о презумпции невиновности пока никто не отменял. И, надеюсь, никогда не отменит.

        

(Вернуться к основному тексту)

 

 

 



Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: