№9
    
 
 

Как хотелось бы умом Россию понять. Но… не получается. Где набраться столько ума?

Сегодня, 4 ноября, через несколько часов – выборы в США. И кипение страстей вокруг них и в бытовой болтовне, и в передачах чуть ли не всех радиостанций – как перед четвертьфиналом первенства Европы. Ни Грызлов, ни кто-нибудь еще в России не слагает в честь этого мероприятия духоподъемных песнопений – все катится само собой. На этом фоне апофеоз полнейшего бесчувствия на двух последних российских выборах воспринимается уже не как всенародное единодушие не самых умственно активных субъектов, а, скорее, как брезгливая презрительность к общественной и интеллектуальной мертвечине, воцарившейся на просторах родины чудесной. Вот же! Где-то за десять тысяч километров – всамделишное, имеющее на самом деле значение действо, и это нас волнует! Как говорится, жив курилка!

И все же…

Как подспорье в попытках разобраться в этих хитросплетениях устройства российского (и не только российского) человека и народа мы перепечатываем отрывок из очерка профессора ВЕМЗа «Вопросы социологии».

Профессор ВЕМЗ (Всеволод Михайлович Запорожец) широко известен в мире как автор книги «Контуры мироздания», посвященной одному из важнейших вопросов естествознания – о посмертном существовании человека. В ней обобщаются сведения предшествующих и собственных исследований, делаются выводы из полученных результатов, оценивается их значение. В гораздо меньшей мере известны его труды, касающиеся общественной жизни.

  

 

   










Яндекс цитирования







       

 

 

  

 

 

 О  роли личности в истории высказывались самые различные, часто противоречивые мнения. Господствует высокая оценка зна­чения выдающихся личностей для общества и сама организация общества — государственное устройство, структура власти и про­цедура выбора ее исполнителей — основывается на такой оценке. Долгое время эта точка зрения полностью доминировала в исто­рической науке — вехами при изложении хода исторических со­бытий служили правители. Противоположное мнение наиболее ярко выражено Л. Толстым, согласно которому выдающиеся в политическом плане личности фактически не влияют на ход про­цессов в обществе, а увлекаются ими. Истина, как всегда, посере­дине. Нет сомнений, что на заре истории роль вождя рода, пле­мени, его личной силы, отваги, ума и хитрости была значительной. Но достаточно очевидно также и то, что с течением времени, по мере укрупнения и усложнения общественных формаций, значе­ние личных свойств руководящих личностей снижается. Наиболее наглядно это видно на примере истории заката СССР, когда роль руководителя страны, даже с претензией на вождизм, играли алкоголик, угасающий старик, смертельно больной человек, а страна продолжала числиться сверхдержавой и идти своим путем, ведущим, правда, к обрыву. Изучение деятельности выдающихся исторических личностей приводит к выводу, что если в древности и в средние века эти люди иногда способствовали успеху руко­водимых ими сообществ, то в новое время плодами их усилий чаще всего становилась гибель людей, расточение общественного богатства и неуспех в достижении поставленных целей. Рассмот­рим несколько примеров, подтверждающих это заключение.

 

«Великие» люди древних времен — Александр Македонский, Юлий Цезарь, Чингисхан, Тамерлан и др.— выдвинулись в войнах и раздорах, составлявших в то время главное содержание межна­циональных отношений, и, в меньшей степени, как реорганиза­торы общества. Их деяния отвечали стремлению сообществ к экспансии, хотя и приводили к бедствиям и гибели людей. Эта военная, разрушительная сторона деятельности продолжала, к сожалению, доминировать в международных делах до наших дней и лишь сейчас, будем надеяться, начала отодвигаться на задний план, уступая стремлению народов к миру.

Учитывая эту тенден­цию, не будем останавливаться на свершениях героев далекого прошлого, а начнем наши примеры с Петра I, в практике которого «гражданская» сторона деятельности играла не меньшую роль, чем военная. Его замыслы имели целью благо страны, но осуще­ствлял он их варварскими способами. Он заложил основы мощи Российской империи, добившись развития ее промышленности и науки, но все, что он сделал, было достигнуто ценой угнетения людей. Поэтому, в морально-этическом плане, его деятельность не может быть оценена положительно. Петр I, безусловно, одна из наиболее ярких фигур в истории человечества. Цели его не­устанной деятельности, по меркам его времени, были благими. Он лично брался за любой труд, не жалел усилий, во все вникал, смело шел навстречу опасностям и, в отличие от многих, терпе­ливо добивался осуществления задуманного. И, тем не менее, его вклад в развитие общества нельзя считать вполне благотворным. Он двузначен — много привнесено хорошего, но много и плохого. Борьба с отсталостью страны, приобщение к западной культуре были благом, но отвержение всего национального, пренебрежение отечественным опытом было ошибкой. Вместе с полезными за­падными обычаями насаждались по непониманию и вредные (курение, неумеренное пьянство). Чтобы вполне оценить вклад Петра I как исторической личности, надо постараться представить себе, что было бы, если бы на его месте оказалась самая обычная, рядовая личность. Сделать это очень нелегко. С точки зрения материальной, оценка его деятельности будет безусловно поло­жительной, с моральной же во многом сугубо отрицательной. Как примирить их и можно ли искупить страдания людей матери­альной пользой? Вероятно, нельзя. Оценка остается неопределен­ной. А ведь Петр I — одна из наиболее положительно оцениваемых исторических фигур и личность бесспорно из ряда вон выдаю­щаяся.


Наполеон I. Насколько можно судить по историческим дан­ным, Наполеон Бонапарт был одним из наиболее одаренных для выполнения сложной руководящей роли деятелей. Работоспособ­ность его была поразительна, находчивость удивительна, память потрясающа, способность мгновенно схватывать суть дела редко­стна. Хотя цели его деятельности всегда были не только вполне прагматическими, но и сугубо эгоистическими, он, когда это было совместимо с его личными выгодами, заботился об инте­ресах своего государства, о развитии наук и искусств и стремился к величию, процветанию и благоденствию общества — так, как он их понимал. Выкованный им административный и юридиче­ский аппарат пережил все последовавшие за его правлением по­трясения и до сих пор во многом определяет порядки во Франции. Но чего же, по большому счету, в итоге достиг этот высокоода­ренный администратор и блестящий полководец? Он обескровил свою страну и принес неисчислимые бедствия многим другим странам Европы, ввергнув их в непрерывные войны, в конце же концов пришел к тому, с чего начал: сколоченная им лоскутная империя развалилась уже при его жизни, Франция вернулась в прежние границы и в ней реставрировалась монархия Бурбонов. Основные итоги его деятельности — сонмы погибших в войнах, напрасно растраченные материальные богатства.

Ленин. По масштабам содеянного зла это одна из значитель­нейших личностей в истории. Это был безусловно выдающийся политический интриган, исхитрившийся сунуть лом между ше­стерен еле работавшего после февральской революции государственного механизма России, полуразрушенного войной и без­дарным правлением, а затем завладеть обломками богатейшей ранее страны. Достигнув власти, он заложил основы последующего почти столетнего упадка России, заменив высокоэффективный механизм саморегулирующейся рыночной экономики наиболее вульгарным вариантом марксистского социализма, требующим непрерывного контроля и регулирования всех нюансов сложней­шего взаимодействия бесчисленных деталей хозяйственной дея­тельности, что при современных ему технических средствах не могло быть выполнено со сколько-нибудь приемлемой эффек­тивностью. Трудно оценить конкретный объем бед и несчастий, связанных с деятельностью этого человека, так как на него ложится ответственность не только за злодеяния, выполненные по его личной инициативе, но и за весь вал последующих бедствий, осуществленных его последова­телями, вдохновленными его примером, среди которых первый по счету и по объему содеянного зла бесспорно —

Сталин. Его зловещая для общества роль и перечень злодейств сейчас установлены и общепризнанны — в отличие от Ленина, которому многие все еще не решаются отдать должное. Дела же Сталина широко освещены и обсуждены, так что излишне здесь еще раз на них подробно останавливаться. Отметим лишь с определенностью, что Сталин — несомненно первый и главный среди всех политиков-злодеев, имена которых сохранила история. Никто из них не может даже приблизиться к нему по объему причиненного обществу зла, по числу напрасно загубленных жиз­ней, по горам трупов, усеявших нашу страну в результате умыш­ленного уничтожения десятков миллионов невинных людей и гибели еще десятков миллионов из-за вопиющих ошибок, допу­щенных им при ведении второй мировой войны. На совести Сталина лежит и завершение формирования командно-административной бюрократической системы, начатого Лениным, что, в конечном счете, привело страну к переживаемой нами сейчас катастрофе. По сравнению со злом, которое принес обществу Сталин, бледнеют свершения второго по рангу политика-злодея. Если бы не Сталин, то сомнительную честь быть первым среди палачей всех времен мог бы оспаривать

Гитлер. На его совести развязывание второй мировой вой­ны*, массовое уничтожение евреев, террор по отношению к определенным слоям своего народа — причем все это с гро­мадным размахом, но... мелко, по сравнению со злодеяниями Сталина. Второе место в списке правителей-злодеев последнего времени ему, однако, обеспечено. Детализировать картину его деятельности нет смысла — она хорошо всем известна.

Вал бедствий, инициированных Лениным и Сталиным, рас­пространяясь по миру в пространстве и времени, породил целый ряд вождей-злодеев более мелкого размаха, таких как Мао Цзедун, Ким Ир Сен, Муамар Кадаффи, Менгисту Мириам, Фидель Кастро и многие другие. Плоды их деятельности были все те же — напрасная гибель человеческих жизней, расточение народного богатства, упадок экономики и, в конечном счете, обнищание попавших под их гнет стран. Впрочем, некоторые из них, как, например, Пол Пот в Камбодже, действуя в малых масштабах своих небольших стран, привели к гибели даже большего процента населения, чем в России и Германии. Наряду с этими фигурами, порожденными марксистским поветрием, выдвинулись в ходе политической и социальной сумятицы и другие вершители судеб своих народов, принесшие им много бедствий, — Саддам Хусейн, аятолла Хомейни, Хафез аль Асад и др. В большинстве своем они «произросли» в странах, существенно отставших на пути социального развития от промышленно развитых стран, и при­надлежат еще к эпохе, когда все решалось войной и вождизм был в какой-то мере естествен. Но война — всегда несчастье для народа, и в новой истории для войн и их вершителей не должно быть места.

 

Конечно, на протяжении мировой истории было много выда­ющихся политических деятелей, характеризуемых потомками положительно. Сразу приходят на ум имена многих президентов США. Но это демократические функционеры, а не единоличные правители. Они действовали в определенных рамках, их преро­гативы были ограничены. Более показательны самодержавные императоры прежней России. Некоторые из них вспоминаются благосклонно — Екатерина II, все три Александра... Но если присмотреться внимательнее, то складывается представление, что положительно оцениваемые историей личности отнюдь не столь колоритны, как личности отрицательные, что замена их ординар­ными людьми средних для того времени качеств привела бы к куда меньшим изменениям в жизни общества, чем исключение из нее злодеев. Отсюда вывод, что на вершине политической власти экстраординарные качества правителя чаще оказываются вредными для общества, чем полезными. Исторический опыт показывает, что устоявшиеся государственные образования со сформировавшимся управленческим механизмом (такие, как США, Франция, Великобритания, Швеция и т. д.) нормально функционируют, в общем, независимо или мало зависимо от одаренности стоящих во главе их правителей. Поэтому практи­куемую в настоящее время в ряде стран политическую борьбу в расчете на выдвижение значительных личностей для управления обществом (пример — дорогостоящая борьба за выдвижение канди­дата на пост президента между двумя основными политическими партиями США) вряд ли можно считать рациональной. Уже те­перь был бы куда целесообразней порядок, при котором был бы доверен компьютеру случайный выбор среди кандидатов на заме­щение государственных должностей, отобранных из всего насе­ления страны, пользуясь анкетными ограничительными крите­риями (возраст, образование, опыт, здоровье и т. д.) и не имеющих уважительного самоотвода против необходимости поработать ко­роткий срок (1—2 года) на пользу общества. С развитием ком­пьютеризации такая процедура станет легко выполнимой, и можно надеяться, что со временем общество использует что-нибудь по­добное и сбережет таким образом много времени, сил и средств.

В какой-то мере вынужденное, так как ему стал известен такой же замысел промедлившего Сталина.

 

   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы