№10
    
 
 

Когда стало ясно, что экономический кризис объективно ухудшает материальное положение всех, многие (судя по некоторым выступлениям прессы) заинтересовались: а затронет ли это  верных слуг народа, депутатов и несколько миллионов чиновников? Пенсионеры вспомнили, что депутаты Федерального собрания проявили трогательную заботу о самых главных трудящихся страны – о себе и всем своем сообществе: установили себе пенсии в 75 процентов должностного оклада, прямо скажем, не маленького. Сравним: пенсия прочих обычных, малоценных людей России далеко не дотягивает хотя бы до европейских 40 % (при несравненно более низких зарплатах). Комментируя это, известный политолог Евгений Гонтмахер пишет  в недавних «Аргументах и фактах»: «Конституции такое положение вещей не противоречит. С экономической точки зрения это тоже обоснованно. Предполагается, что у чиновников ненормированный рабочий день и повышенная ответственность за принятие решений. С другой стороны, есть этический аспект этого вопроса. Когда у подавляющего большинства населения страны пенсии маленькие, неправильно, что чиновники на заслуженном отдыхе получают большие суммы».

Добавим – и не на «заслуженном отдыхе» - очень большие. Почитайте публикуемый рядом текст С.Баймухаметова – и убедитесь в этом. Помнится, когда в свое время обнаружилось, что предполагаемая монетизация льгот оборачивается для большинства (или, точнее сказать, сопровождается) их кардинальным урезанием, обыкновенной обираловкой, в обществе всплыл вопрос: а что, со своими собственными льготами-привилегиями власть так же поступает? И Госдуме пришлось поставить в повестку дня вопрос о монетизации льгот для высших чиновников. Вот тогда и стали достоянием гласности непомерные размеры этих привилегий. Так, министр при окладе 3000 долларов (замминистра - 2000, директор департамента -1300) имел уже в то время право на пенсию в 80% оклада, госслужащие получали медстраховку на себя и на семью в 2100 долларов в год, примерно 25000 рублей на санаторное лечение, бесплатную квартиру и т. д. (дача, транспорт, связь и прочее). Депутаты и сенаторы, считается, по размеру денежного содержания приравнены к федеральным министрам, но на практике вместе с прописанной в законе доплатой получают намного больше. Медицина в поликлиниках и больницах Управделами Президента РФ для них и их семей бесплатна. Ну, и опять же дачи, транспорт, связь, оплата дополнительных расходов, «связанных с осуществлением полномочий», и прочее. Короче, когда высветились суммы  многомиллионных расходов на каждого слугу народа, председатель Госдумы сказал: не надо делать никакой монетизации привилегий, пусть все остается так, как было.

И то правда. Обходились же без нее кремлевско-цековские, обкомовские и прочие властители при коммунистическом режиме, хотя неприличие

тогдашних привилегий начальства было ничуть не меньшим, чем нынешнее. Сейчас об этом многие

забыли. А вспомнить очень интересно. И, может быть, полезно.

Вот почему мы перепечатываем из старой-старой газеты «Московские новости» один из материалов

из подборки «Наступление на привилегии», номер от 27 августа 1989 года. На пятом году перестройки о позоре спецпайков в стране острого продовольственного дефицита уже говорили вслух... Не дай Бог, нынешние власти под радостно возрожденный ими Гимн Советского Союза снова приведут страну к советским порядкам и нравам… Тогда, при «горбачевщине» (так нынешние «Известия» называют перестройку и гласность), о бессовестности властителей можно было сказать вслух и тем самым хоть чуть-чуть окоротить их. При нынешнем же направлении развития государства, общества и прессы, считай, никто уже и не пикнет…

Видимо, на это и рассчитывает «элита», как они сами себя называют. Смотрите: из-за экономического кризиса расходы на Госдуму будут сокращены то ли на 10, то ли на 15 процентов. Но урезание коснется исключительно техники, программного обеспечения и ремонта. Зарплата, «работа депутатов в регионах» - это, как сообщают в аппарате Думы, «защищенные статьи расходов». И не случайно именно в Думе перед новым годом открыли ювелирную выставку-распродажу, где цена продаваемых предметов доходит до миллиона долларов.

Как же не понимать, что творимое на глазах у всех поразительное бесстыдство не может быть не замеченным, более того – не наказанным, хотя бы морально. Не понимают – значит, полагают: авось, обойдется. Значит, глупы. И этой теме посвящена еще одна наша публикация в этом разделе.

 


 Другие публикации раздела

http://obivatel.com/artical/56.html

http://obivatel.com/artical/21.html

http://obivatel.com/artical/80.html

http://obivatel.com/artical/131.html

http://obivatel.com/artical/164.html

http://obivatel.com/artical/187.html

http://obivatel.com/artical/233.html

http://obivatel.com/artical/244.html

http://obivatel.com/artical/280.html

http://obivatel.com/artical/324.html

 

 

 

  

   










Яндекс цитирования





       

 

ТАК ЕСТЬ.

ТАК БЫЛО.

ТАК И БУДЕТ?

2008 год: 160000-170000 РУБЛЕЙ - СРЕДНЯЯ ЗАРПЛАТА И ДЕПУТАТА, И  МИНИСТРА

Почитайте отрывки из дневника Людмилы Александровны Кадиловой из города Орел. Она инженер-строитель, муж умер, детей нет. На заслуженном “отдыхе” с 1994 года. Дневник датирован июнем 2008 года:
“Сегодня принесли пенсию - 3383 рубля... Почтальонша Люба подбадривает: потерпите, в августе будет прибавка. Сколько бы ни прибавили, все съест инфляция. Да я и не об этом. В день пенсии всегда грустно: ушли годы, и жизнь теперь полностью зависит от милости государства. Не очень-то оно ко мне щедро за 42 года трудового стажа.
Проводила Любу и стала кроить бюджет, то есть раскладывать рубли на четыре кучки. Сотня (4 доллара – С.М.) - в копилку, ее как бы нет, потому что она предназначена на непредвиденный случай. Запас нужен. Случись что-то серьезное, 100 рублей, конечно, не спасут, но при мелких неприятностях иногда выручают.
Теперь коммунальные услуги, свет, телефон, минус 850 рублей за однокомнатную квартиру. Льгот нет. Таким, как я, в собесе дают бесплатный проездной. Пользуюсь редко, для здоровья хожу пешком. Просила компенсировать проездной деньгами, говорят: нельзя.
Вторая кучка - продуктовая, она самая трудная. В холодильнике кефир и булочка. Закончилось всё. Откладываю 1800 рублей. Знаю, что мало. Но есть еще две кучки - почти 350 рублей на хозяйство и 300 - на медицину. Если не заболею, то на еду можно потянуть оттуда...  
С утра - по магазинам... Первое правило выживания - строго ограниченное количество денег в кошельке и их неустанный подсчет... Посмотрела на глазированный сырок. Часто смотрю, но покупаю кислый творог и пеку из него сырники или леплю вареники с картошкой, потому что это дешево и сердито. Вернулась, купила сырок (5 руб.). Шиковать так шиковать!..
Ходила с соседкой гулять. Предусмотрительно взяла с собой два бутерброда. Никогда не замечала, что в городе столько точек общепита, а у шаурмы самый заманчивый в мире запах, когда не можешь купить. Вообще по сторонам лучше не оглядываться. Становится неуютно от допотопной одежды, которая на тебе, от туфель на дурацкой платформе - таких давно никто не носит. Пытались шутить над собой: мы - подопытные, на нас ставят эксперимент по выживанию. Иначе как объяснить, что в стране стабильность, Стабфонд пухнет от денег, а нам есть нечего? Вера Георгиевна говорит: нам в этом не разобраться, не хватит образования. Не академики, конечно, но в свое время и мы закончили вузы. Может быть, нас плохо учили... Я, например, пыталась разобраться с потребительской корзиной. Что это за “норма” для великой державы - одно пальто на 10 лет, пара обуви на 3,6 года и костюм на пятилетку?..
Как ни крепилась, надо идти в аптеку. Давление. Спрашиваю таблетки. В ответ: “Вам подешевле или которые помогают?” Беру подешевле. 192 рубля”.

Трудно читать. Здесь приводятся только выдержки из дневника. Пенсионерка Кадилова записывала весь месяц, день за днем. Есть там глава под названием “День одиннадцатый, катастрофический”. Рассказ о том, как прорвало трубу. В домоуправлении сказали, что сделают через неделю, а на это время отключат воду. Пришлось самой платить... У Людмилы Александровны пенсия не по инвалидности – полноценная пенсия инженера-строителя. 3383 рубля (на июль). А прожиточный минимум для пенсионеров - 3191 рубль в месяц. Таким образом, Людмила Александровна не считается (по статистике) бедной, ее доход выше прожиточного минимума.
И еще – ей обещают. К концу 2012 года средняя пенсия возрастет до 10814 рублей, а к концу 2020 года – до 26736 рублей. Так недавно говорила в Государственной думе министр по социальным вопросам Татьяна Голикова. Цифры с точностью до рубля должны внушить доверие и оптимизм: не с потолка взяли, а точно рассчитали на десять с лишним лет вперед.
Если смотреть не так далеко в будущее, цифры гораздо скромнее. Сейчас, после августовской прибавки, средняя пенсия в России – 4000-4500 рублей. Средняя зарплата федерального министра и депутата - 130-140 тысяч рублей. С 1 декабря она увеличилась на 25 процентов и составляет уже 160-170 тысяч рублей.
Министры публично не комментируют указ президента о повышении им оклада жалования, а парламентарии не стесняются. “Я считаю, что повышать заработную плату надо, - говорит депутат Елена Драпеко. - Иначе сюда, в Госдуму, умных людей не заманишь. А наши доходы не такие уж и высокие”.
Смотря как считать. Жалованье слуги народа Елены Драпеко будет примерно в 40 раз выше пенсии Людмилы Александровны Кадиловой и в 12 раз выше средней зарплаты по стране.
Это далеко не вся бухгалтерия. В системе материального обеспечения служащих трудно разобраться. Оклад жалованья первого заместителя главы администрации президента – будьте внимательны – всего 9772 рубля. К нему прибавляется ежемесячное денежное поощрение в 13,8 оклада, итого - 144 000 рублей. Непонятные ухищрения.
Однако и на этом не заканчиваются хитросплетения денежного довольствия федеральных, муниципальных и региональных чиновников высокого ранга.
Помимо 13-14-кратного жалованья, им полагается надбавка за особые условия государственной службы (1,5-2 оклада), за выслугу лет (до 30%), за работу со сведениями, составляющими государственную тайну (до 75%), бесплатное лечение, оплата мобильного телефона, оплачиваемый отдых, проезд к месту отдыха за государственный счет, служебный автомобиль с водителем, а также бесплатный проезд в городском общественном транспорте.
Вертикаль власти - вертикаль зарплат.
По некоторым оценкам, льготы и привилегии, так называемые нематериальные бонусы для министров и руководящих работников администрации президента составляют в среднем 50 тысяч долларов в месяц.
Количество государственных служащих в России сейчас в два раза больше, чем было в СССР. Чиновничество – оплот власти. Самое большое жалованье - в Центризбиркоме и Счетной палате. Они обеспечивают честные выборы и контроль над расходами.
Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

Из статьи «Старикам здесь не место» («Русский базар» № 46 /656/)

 

1989 год: ПРОДОЛЖЕНИЕ «ЛЕГЕНДЫ» О ДЕЛИКАТЕСНОЙ КОЛБАСЕ

 «Служебное меню» - так называлась опублико­ванная в 29-м номере «МН» статья ленинградского жур­налиста Александра Кучера о том, как снабжаются дели­катесами столовые обкома и горкома партии, горисполко­ма. На пресс-конференции в обкоме КПСС журналисты задали управляющему дела­ми обкома А. Крутихину во­прос:

-   А вы читали в «Мос­ковских новостях» о том, сколько работники Смольно­го потребляют деликатесов?

-   Видимо, мне надо ча­ще встречаться с журналис­тами, чтобы не возникало по­добных легенд, ответил он.

По просьбе редакции спустя почти два месяца жур­налист вновь провел рассле­дование. Он опять побывал на оптово-торговой базе Ле­нинградского мясокомбината имени С.М. Кирова.

 

В семь утра у колбасной эстакады стояли одиннадцать машин. Грузчики подкатывали к фур­гонам тележки с сосисками и вареной колбасой. Город по­лучал свой обычный ежедне­вный паек...

А внутри здания на специальном весовом участ­ке готовилось совершенно другое «меню» - служебное. Впрочем, этот процесс начался еще ночью, когда за­водской врач ощупал, осмо­трел и попробовал на зубок каждую партию товара. Здешний, в отличие от го­родского, загружаемого в фургоны навалом, был акку­ратно уложен в ящики и ко­робки, бережно прикрыт бу­магой с наклеенной этикет­кой, на которой, помимо на­звания продукта и его веса, можно было разглядеть бук­ву «С», что означает «Смольный». Товар с такой пометой - для столовой об­кома и горкома партии - пер­вым поступает на погрузку. Потом затаривается маши­на горисполкома...

И вдруг заминка. Ока­зывается, филея сырокопче­ного завод изготовил всего 30 килограммов, а именно столько запросила каждая из двух столовых. Кому от­дать приоритет? Мастер принимает соломоново ре­шение: разделить поровну. А что касается другого дели­катеса - грудинки особой, которую столовая гориспол­кома заказывает постоянно, то завод в этот день не вы­пустил ее ни грамма. «Денек переживут», - машет рукой один из грузчиков.

Пока шла загрузка, разговорился с водителем «смольнинского рейса» В. Самоделкиным.

- Вообще-то такой ассортимент на фоне пустых прилавков Ленинграда выглядит, мягко говоря, нескромным, - заметил он.   Гораздо справедливее на­править балык, филей, телячью колба­су в госпитали для «афганцев»...

 

Удалось мне посетить и так называемую «111-ю камеру», где хранится деликатесная продукция. Завод делает ее так мало, что с готовы­ми объемами управляется один человек при помощи настольных весов. Отдельные группы товаров предприятие выпускает практически только для упо­мянутых столовых.

Например, 4, 7, 8, 9 августа было изготовлено соответственно 48, 70, 80, 30 килограммов филея сырокопченого. Столовым Смольного и горисполкома, вместе взятым, отправлено, опять же соответственно, 30, 70, 60, 30 килограммов данного деликатеса. Практи­чески весь филей идет по двум адре­сам. Это к слову о легенде, которой на­звана опубликованная в «МН» статья.

Кстати, филей этот изготовляет специальный мастер - Вера Ивановна Колосова. Она работает на первом колбасном заводе 28 лет.

 

Не успели мы с В. Самоделкиным отъехать от эстакады, как на наше место тут же встала машина горисполкома (48-38 ЛЕО). По дороге к Смольному я прочитал водителю еще одну выдержку из отчета о пресс-конференции в обкоме, опубликован­ную в «Ленинградской правде»: «Для всех категорий работающих, включая уборщиц, действует еженедельный стол заказов со строго лимитирован­ным набором продуктов. Иных «распре­делителей» для партработников в Смольном нет».

Что представляет собой «строго лимитированный набор продуктов», ни я, ни водитель не знали. Зато знали другое: 9 августа, в день подготовки этого репортажа, самая приоритетная столовая Ленинграда получила сосиски молочные и любительские, сардельки первосортные, вареную, полукопченую, ливерную, диабетическую и балыковую колбасы, филей сырокопченый, ветчи­ну в оболочке, окорок тамбовский, кости копченые. Чуть похуже был ассортимент у столовой горисполко­ма...

Аналогично выглядела сводная накладная и за предыдущий день. «Служебное» меню» венчал синий штампик печати «Управление делами Лен. ОК КПСС, Столовая Смольного. Кладовая ...».

Номер кладовой разобрать не далось.

Александр КУЧЕР (Ленинград).

 И что же в итоге? Как писала уже в наши дни обозреватель «Новой газеты» Юлия Латынина, «при социализме у нас были льготы для самых бедных - для народа и для самых богатых - для чиновников. Теперь льготы для бедных отменили, а льготы для чиновников оставили».


  ВРОДЕ НЕ БЕЗДЕЛЬНИКИ

 И МОГЛИ БЫ ЖИТЬ

Помните ли вы, что в России уже лет семь как идет реформа государственной службы? Только на 2004-2010 годы на это благое дело отпущено 15 млрд. руб. А ощутили ли вы на себе какое-нибудь улучшение при вынужденном общении с властями, милицией, прокурорами? Или признаки облегчения в деятельности бизнеса? Или в соблюдении ваших конституционных прав?.. По моим наблюдениям, такое случается редко. Читая не частые материалы, касающиеся реформы государственной службы, я обратил внимание, что в разговорах  о совершенствовании госаппарата речь ведется в каких-то самых общих направлениях, в расплывчатых понятиях. И, судя по этим материалам, она задевает самые разные стороны, кроме одной – “человеческого” фактора. А не он ли главный? Кто и как у нас оказывается на госслужбе?

Говоря без обиняков, там очень много глупых людей. Примеров – бездна, у всех на виду. Скажем, в очень уважаемом учреждении группа людей очень высокого звания принимает некий закон. Всем ясно – дурацкий. Со всех сторон день за днем только и слышно: нельзя делать такую нелепость. А ее все равно на виду у всех делают. И стараются как можно быстрей! И тут - иногда - сверху раздается: отменить и переделать. И та же самая группа очень уважаемых людей с радостными лицами бьет себя по лбу и поражается: экая глупость! И как можно было такое придумать? И - давай все снова да ладом.

Но только ладом ли? Ведь тут без вариантов: это просто глупые люди. Проблема эта остра, насколько я могу судить, не только для нашей страны, но и для братьев-белорусов, и для некоторых других стран СНГ. Беда в том, что, в отличие от большинства видов деятельности, глупость работников в сферах власти и управления часто не имеет возможности быть отслеженной, а главное – повлечь какую-нибудь ответственность для ее носителей («Он же памятник, кто его посадит?»).

Что я предлагаю? Ввести в практику измерение “ай-кью” – коэффициента интеллекта; он определяется современным медицинским инструментарием и давно уже применяется на Западе.

Задумаемся о причинах десятилетиями никак не кончающихся провалов в советской и постсоветской экономике, в правовой сфере и т. д. Этот нескончаемый “остров невезения” нельзя объяснить снижением среднего “ай-кью” популяции в целом (есть сведения, что при сравнении среднего “ай кью” нашего народа с коэффициентом той же Америки показатели получаются одинаковые); логично предположить, что он заметно снижается в слое управленцев, и прежде всего тех, которые призваны решать ключевые проблемы экономики, финансов, организации жизни. Такое предположение идеально совпадает с массовым представлением  о засилье дураков в среде лиц, занимающихся управлением, администрированием, распределением.

В поисках причин этого некоторые ссылаются на октябрьскую революцию, которая смешала все слои общества – и наверх поднялись те, кто крепко работал локтями, нахальные, глупые и жестокие. Другие говорят:  власть коммунистов расстреливала и изгоняла из страны в первую очередь умных и способных, и наша «элита» оказалась сильно разбавленной необразованными, примитивными, вороватыми пьяницами. Я же считаю, беда началась с того, что сломали давно сложившуюся систему экзаменов на чин.

Был такой институт в старой России. Претенденту на должность полагалось сдавать комиссии специальные экзамены. Это было так давно, что сегодня об этом мало кто знает. Такой фильтр задерживал, так сказать, инородные частицы, препятствовал  проникновению в слой управленцев лиц с низким “ай-кью”. Упразднение экзамена на чин имело тягчайшие последствия для судеб наших народов. Все на свете потеснила идея: все люди свободны и равны от рождения. Звучно! Но не правда. Все свободны от рождения, но не все равны. Если у кого-то низкий “ай-кью”, то никаким воспитанием или дрессурой его нельзя повысить. Однако такому человеку можно запросто дать навык решать логические и комбинаторные задачки, которые вполне могут затруднить человека с высоким “ай-кью”, не обученного этому, и таким образом создать иллюзию ума и интеллекта.

Если сейчас взять и ввести экзамены на чин, это не сработает. Потому что их будет принимать нынешняя управленческая «элита», которую я про себя называю “маскарадом идиотов”. А свояк свояка видит издалека… Решением, на мой взгляд, было бы введение для претендентов на госдолжность независимой медицинской экспертизы на “ай-кью”. Тогда, конечно, требуется проверка и тех, которые уже в должности, и, скажем, имеющихся кандидатов в депутаты.

Но тут возникает деликатная проблема… Допустим, мы проверяем матерого управленца, давно состоящего “при месте”. И оказывается, что у него “ай-кью” ниже, чем у премьерского лабрадора. Мы снимаем его с должности. Но не закончим ли тогда свои дни, как Дима Холодов или Анна Политковская? Ведь у управленца и связи, и неформальная власть останутся. И выходит, его всю жизнь придется держать под контролем. Накладно. К тому же, получается, надо вводить запрет на профессии, связанные с госслужбой, для лиц с низким “ай-кью”. А ведь это, считается у нас, дело некрасивое. Власти неоднократно публично отмежевывались от такой практики, хотя на самом деле в Советском Союзе она активно проводилась всегда – но по другим основаниям и часто тайком от народа.

Можно было бы устраивать проверки на “ай-кью” в школах и ввести всеобщую генетическую паспортизацию. Но… говорят, генетические проверки запрещены законом: травмируют детскую душу.

Значит, все же надо находить способы как-то подбираться к взрослым, жаждущим управлять нами. Сколько же еще можно терпеть «руководящих и направляющих» недоумков?

Владимир ПАВЛЮК,

инженер

Краснодарский край.

 

   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Даты
 Нравы

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: