№15
    
 
 

1803 210 лет назад

Козьма Петрович ПРУТКОВ
(1803 - 13.1.1863),
директор Пробирной Палатки, действительный статский советник, кавалер ордена св. Станислава 1-й степени, автор стихов, басен, пьес и афоризмов.

Он "родился" 11 апреля по старому стилю и помечал все свои печатные прозаические статьи 11-м числом апреля или иного месяца, но ознаменовывал такою пометою не день рождения, а свое замечательное сновидение, случайно совпавшее с днем его рождения и имевшее влияние на всю его жизнь (см. раздел "События"). Оставив военную службу, он поступил в Пробирную Палатку, в которой прослужил до конца жизни. Начальство ценило его ревность и награждало его по заслугам. Подчиненные любили, но боялись его. Но как бы ни были велики его служебные успехи и достоинства, они одни не доставили бы ему даже сотой доли той славы, какую он приобрел литературною своею деятельностью.

Эту славу он завоевал себе смелостью. Будучи умственно ограниченным, он давал советы мудрости; не будучи поэтом, он писал стихи и драматические сочинения; полагая быть историком, он рассказывал анекдоты; не имея ни образования, ни хотя бы малейшего понимания потребностей отечества, он сочинял для него проекты управления. - "Усердие все превозмогает!"... Самоуверенность, самодовольство и умственная ограниченность Козьмы Пруткова выразились особенно ярко в его "Плодах раздумья", т. е. в его "Мыслях и афоризмах".

День рождения знаменитому автору дали его "родители" - братья Александр, Алексей и Владимир ЖЕМЧУЖНИКОВЫ и их кузен Алексей Константинович ТОЛСТОЙ. Интересно, не выбрали они эту дату потому, что по новому стилю она совпадает с днем рождения Шекспира - 23 апреля? Скрывшиеся под коллективным псевдонимом они (все известные литераторы, а Толстой - автор исторического романа "Князь Серебряный") и подумать не могли, что придуманный ими в шутку пародийный директор Пробирной Палатки, увлекающийся на досуге сочинительством, превзойдет в славе своих создателей. Но их талант был так ярок, что вымышленный персонаж зажил собственной жизнью: обрел биографию и внешний облик, а многие считали его реально существующим лицом.

Впервые о нем узнали в 1854 году, когда в нескольких выпусках "Ералаша", юмористического приложения к журналу "Современник", печатались "Досуги Кузьмы Пруткова", а в начале 1863 года было сообщено о смерти Пруткова. Федор ДОСТОЕВСКИЙ тогда написал: "Есть у нас теперь один замечательный писатель, краса нашего времени, некто Козьма Прутков. Весь недостаток его состоит в непостижимой скромности: до сих пор не издал еще полного собрания своих сочинений". Такое собрание вышло в 1884 году и наконец-то было украшено портретом автора. 30 годами ранее цензура запретила его печатание, заподозрив "насмешку над каким-либо действительным лицом". Если первый тираж составил всего 600 экземпляров, то в дальнейшем тиражи Пруткова достигали сотен тысяч. В нашу повседневную жизнь вошли фразы: "Что имеем - не храним; потерявши - плачем", "Нельзя объять необъятное", "Специалист подобен флюсу: полнота его одностороння", "Единожды солгавши, кто тебе поверит?", и это ли не лучшая награда тому, кто их произнес первым?!

1823 190 лет назад

В ночь с 10 на 11 апреля, возвратясь поздно домой с товарищеской попойки и едва прилегши на койку, он увидел перед собой голого бригадного генерала, в эполетах, который, подняв его с койки за руку и не дав ему одеться, повлек его молча по каким-то длинным и темным коридорам, на вершину высокой и остроконечной горы, и там стал вынимать перед ним из древнего склепа разные драгоценные материи, показывая их ему одну за другую и даже прикидывая некоторые из них к его продрогшему телу. Прутков ожидал с недоумением и страхом развязки этого непонятного события; но вдруг от прикосновения к нему самой дорогой из этих материй он ощутил во всем теле сильный электрический удар, от которого проснулся весь в испарине. Неизвестно, какое значение придавал Козьма Петрович ПРУТКОВ этому видению. Но, часто рассказывая о нем впоследствии, он всегда приходил в большое волнение и заканчивал свой рассказ громким возгласом: "В то же утро, едва проснувшись, я решил оставить полк и подал в отставку; а когда вышла отставка, я тотчас определился на службу по министерству финансов, в Пробирную Палатку, где и останусь навсегда!"

 

 

   

    

 

 

Владимир Алексеев

(г. Рига)

      

 

(Этот день в Истории)


11 апреля 2013 г.
 
 
Исполнилось 180 лет со дня рождения В.М. Жемчужникова

 

владимир михайлович жемчужников

Портрет работы К. Горбунова, 1854 г.


«Если Ник. Павл. повелит мне быть акушером, я завтра же буду акушером»

Жил-был лет 200 назад в городе Санкт-Петербурге важный сановник, сенатор, тайный со­ветник Михаил Николаевич Жемчужников. И было у него три сына... Впрочем, неправдачетыре. Но только трое из них – Алексей, Александр и Владимир - имели отношение к Козьме Пруткову, директору пробирной палатки, бюрократу, поэту и патриоту. Точнее - они вместе со своим двоюродным братом графом А.К. Толстым породили, вы­пестовали и прославили этого замечательного персонажа отечественной литературы, истинно российского типа, живучего не менее чем Иванушка-дурачок.

Семья Жемчужниковых была друж­ная и веселая. В разнообразных юношеских забавах, прока­зах и розыгрышах рано проявились юмористические таланты братьев. И, что важно, из среды прочих дворянских сынков их выделяли склонность к литературе и безупречный художест­венный вкус. Он-то и подвиг веселых ребят на сочинение па­родий, выворачивающих наизнанку модные малоталантливые сочинения «ведущих» и «видных» литераторов империи. Эта были первые опыты еще не существовавшего неподражаемо­го Козьмы.

Главную роль в его создании сыграл младший брат Влади­мир. Он был заводилой в искрометной компании молодых ин­теллектуалов. Как писал знаменитый советский фельетонист и исследователь наследия Козьмы Пруткова Д.Заславский, у Владимира Жемчужникова «был незаурядный дар живого и остроумного пародиста. Ему принадлежат наиболее, пожалуй, злые насмешки над лжеромантическими стихами Бенедиктова, над «философическими» раздумьями Хомякова... Он был, по-види­мому, душой веселого содружества, собирателем прутковских стихов; он окончательно редактировал их, собственноручно пере­писывал».

Однако Козьма Прутков, возможно, так и остался бы в читательском восприятии чисто эстетическим явлением, если бы в 1859 году В.Жемчужников не увенчал его «Проектом: о введе­нии единомыслия в России». Это щедрин­ской силы сочинение стало центральным в определении личности Козьмы Пруткова, объ­яснившим и осветив­шим всю его деятель­ность. Много позднее, в 1883 году, старший брат Алексей писал брату Владимиру:«Достопочтенный Косьма Прутков - это ты, Толстой и я. Все мы тогда были молоды, и «настроение кружка», при котором возникли творения Пруткова, было веселое, но с примесью сатирически-критического отношения к современным литератур­ным явлениям и к явлениям современной жизни. Хотя каждый из нас имел свой особый политический характер, но всех нас соединила плотно одна общая нам черта: полное отсутствие «казенности» в нас самих и, вследствие этого, большая чуткость ко всему "казенному". Эта черта помогла нам - сперва не­зависимо от нашей воли и вполне непреднамеренно, создать тип Кузьмы Пруткова, который до того казенный, что ни мысли его, ни чувству недоступна никакая, так называемая, злоба дня, если на нее не обращено внимания с казенной точки зре­ния. Он потому и смешон, что вполне невинен. Он как бы гово­рит в своих творениях: «все человеческое - мне чуждо». Уже после, по мере того как этот тип выяснялся, казенный характер его стал подчеркиваться. Так, в своих «прожектах» он является сознательно казенным человеком.

...Будучи очень ограниченным, он дает советы мудрости. Не будучи поэтом, он пишет стихи. Без образования и без по­нимания положения России он пишет «прожекты»... Он воспи­танник той эпохи, когда всякий, без малейшей подготовки, брал на себя всевозможные обязанности, если Начальство на него их налагало. А Начальство при этом руководствовалось теми же соображениями, какими руководствовался помещик, делая из своих дворовых одного каретником, другого музыкантом и т. д. Кажется, Кукольник раз сказал: «если Ник. Павл. повелит мне быть акушером, я завтра же буду акушером». Мы всем этим строем вдохновились и создали Пруткова. А что Прутков многим симпатичен - это потому, что он добродушен и честен».

Вот и сегодня очень многим бывают симпатичны такие назначен­ные «на высокий пост» «акушеры». Они же не со зла, а от всей высокопреданней­шей души выдают истинно прутковские перлы. Например: «Го­сударственная Дума - не место для политических дебатов». У них, пожалуй, и дня не проходит без строчки прутковской, - только записывай. Вот то-то... Редкостно близорукими оказа­лись критики XIX века, сводившие творчество Пруткова к «до­бродушному чудачеству» и предрекавшие, что он очень скоро будет забыт. Оптимисты, однако! Козьма Прутков оказался бо­лее долговечен и значим в нашей истории, чем... его авторы.

Ну, а что касается четвертого, самого младшего из братьев Жемчужниковых, то в конце концов и его жизнь пересеклась с судьбой этого замечательного персонажа: Лев Михайлович, да­ровитый художник, в сотрудничестве с двумя своими коллега­ми создал прекрасный портрет Козьмы Пруткова.

 


23 октября 2010 г.

Другие публикации этого раздела:

http://obivatel.com/artical/60.html

http://obivatel.com/artical/30.html

http://obivatel.com/artical/95.html

http://obivatel.com/artical/117.html

http://obivatel.com/artical/155.html

http://obivatel.com/artical/197.html

http://obivatel.com/artical/227.html

http://obivatel.com/artical/250.html

http://obivatel.com/artical/271.html

http://obivatel.com/artical/293.html

http://obivatel.com/artical/316.html

http://obivatel.com/artical/351.html

http://obivatel.com/artical/367.html

http://obivatel.com/artical/391.html

   










Яндекс цитирования







       

ПРОЕКТ:
О ВВЕДЕНИИ ЕДИНОМЫСЛИЯ В РОССИИ
 
Этот черновой проект, написанный Козьмою Прутковым в 1859 г., был напечатан в журнале "Современник" лишь по смерти К. Пруткова, в 1863 г., кн. IV.
В подлиннике, вверху его, находится  надпись: "Подать в один из торжественных дней, на усмотрение".

 

 

Приступ. Наставить публику. Занеслась. Молодость; науки; незрелость!.. Вздор!.. Убеждения. Неуважение мнения старших. Безначалие. "Собственное" мнение!.. Да разве может быть собственное мнение у людей, не удостоенных доверием начальства?! Откуда оно возьмется? На чем основано? Если бы писатели знали что-либо, их призвали бы к службе. Кто не служит, значит: недостоин; стало быть, и слушать его нечего. С этой стороны еще никто не колебал авторитета наших писателей: я - первый. (Напереть на то, что я - первый. Это может помочь карьере. Далее развить то же, но в других выражениях, сильнее и подробнее.)

Трактат. Очевидный вред различия во взглядах и убеждениях. Вред несогласия во мнениях. "Аще царство на ся разделится" и пр. Всякому русскому дворянину свойственно желать не ошибаться; но, чтоб удовлетворить это желание, надо иметь материал для мнения. Где ж этот материал? Единственным материалом может быть только мнение начальства. Иначе нет ручательства, что мнение безошибочно. Но как узнать мнение начальства? Нам скажут: оно видно из принимаемых мер. Это правда... Гм! нет! Это неправда!.. Правительство нередко таит свои цели из-за высших государственных соображений, недоступных пониманию большинства. Оно нередко достигает результата рядом косвенных мер, которые могут, по-видимому, противоречить одна другой, будто бы не иметь связи между собою. Но это лишь кажется! Они всегда взаимно соединены секретными шолнерами единой государственной идеи, единого государственного плана; и план этот поразил бы ум своею громадностью и своими последствиями! Он открывается в неотвратимых результатах истории. Как же подданному знать мнение правительства, пока не наступила история? Как ему обсуждать правительственные мероприятия, не владея ключом их взаимной связи? - "Не по частям водочерпательницы, но по совокупности ее частей суди об ее достоинствах". Это я сказал еще в 1842 г. и доселе верю в справедливость этого замечания. Где подданному уразуметь все эти причины, поводы, соображения; разные виды, с одной стороны, и усмотрения, с другой?! Никогда не понять ему их, если само правительство не даст ему благодетельных указаний. В этом мы убеждаемся ежедневно, ежечасно, скажу: ежеминутно. Вот почему иные люди, даже вполне благонамеренные, сбиваются иногда злонамеренными толкованиями; у них нет сведений: какое мнение справедливо? Они не знают: какого мнения надо держаться? Не могу пройти молчанием... (Какое славное выражение! Надо чаще употреблять его; оно как бы доказывает обдуманность и даже что-то вроде великодушия.) Не могу пройти молчанием, что многие признаны злонамеренными единственно потому, что им не было известно: какое мнение угодно высшему начальству? Положение этих людей невыразимо тягостное, даже смело скажу: невыносимое!

Заключение. На основании всего вышеизложенного и принимая во внимание: с одной стороны, необходимость, особенно в нашем пространном отечестве, установления единообразной точки зрения на все общественные потребности и мероприятия правительства; с другой же стороны - невозможность достижения сей цели без дарования подданным надежного руководства к составлению мнений - не скрою (опять отличное выражение! Непременно буду его употреблять почаще) - не скрою, что целесообразнейшим для сего средством было бы учреждение такого официального повременного издания, которое давало бы руководительные взгляды на каждый предмет. Этот правительственный орган, будучи поддержан достаточным, полицейским и административным, содействием властей, был бы Для общественного мнения необходимою и надежною звездою, маяком, вехою. Пагубная наклонность человеческого разума обсуждать все происходящее на земном круге была бы обуздана и направлена к исключительному служению указанным целям и видам. Установилось бы одно господствующее мнение по всем событиям и вопросам. Можно бы даже противодействовать развивающейся наклонности возбуждать "вопросы" по делам общественной и государственной жизни; ибо к чему они ведут? Истинный патриот должен быть враг всех так называемых "вопросов"!

С учреждением такого руководительного правительственного издания даже злонамеренные люди, если б они дерзнули быть иногда несогласными с указанным "господствующим" мнением, естественно, будут остерегаться противоречить оному, дабы не подпасть подозрению и наказанию. Можно даже ручаться, что каждый, желая спокойствия своим детям и родственникам, будет и им внушать уважение к "господствующему" мнению; и, таким образом, благодетельные последствия предлагаемой меры отразятся не только на современниках, но даже на самом отдаленном потомстве.

Зная сердце человеческое и коренные свойства русской народности, могу с полным основанием поручиться за справедливость всех моих выводов. Но самым важным условием успеха будет выбор редактора для такого правительственного органа. Редактором должен быть человек, достойный во всех отношениях, известный своим усердием и своею преданностью, пользующийся славою литератора, несмотря на свое нахождение на правительственной службе, и готовый, для пользы правительства, пренебречь общественным мнением и уважением вследствие твердого убеждения в их полнейшей несостоятельности. Конечно, подобный человек заслуживал бы достаточное денежное вознаграждение и награды чинами и орденскими отличиями. Не смею предлагать себя для такой должности по свойственной мне скромности. Но я готов жертвовать собою до последнего издыхания для бескорыстной службы нашему общему престол-отечеству, если только это будет согласно с предначертаниями высшего начальства. Долговременная и беспорочная служба моя по министерству финансов, в Пробирной Палатке, дала бы мне, между прочим, возможность благоприятно разъяснять и разные финансовые вопросы, согласно с видами правительства. Разъяснения же эти бывают часто почти необходимы ввиду стеснительного положения финансов нашего дорогого отечества.

Повергая сей недостойный труд мой на снисходительное усмотрение высшего начальства, дерзаю льстить себя надеждою, что он не поставится мне в вину, служа несомненным выражением усердного желания преданного человека: принести посильную услугу столь высоко уважаемой им благонамеренности.

 

1859 года (annus, i)

 

Примечание: в числе разных заметок на полях этого проекта находятся следующие, которые Козьма Прутков, вероятно, желал развить в особых проектах: 1) "Велеть всем редакторам частных печатных органов перепечатывать руководящие статьи из официального органа, дозволяя себе только их повторение и развитие", и 2) "Вменить в обязанность всем начальникам отдельных частей управления: неусыпно вести и постоянно сообщать в одно центральное учреждение списки всех лиц, служащих под их ведомством, с обозначением противу каждого: какие получает журналы и газеты. И не получающих официального органа, как не сочувствующих благодетельным указаниям начальства, отнюдь не повышать ни в должности, ни в чины и не удостаивать ни наград, ни командировок".

Вообще в портфелях покойного Козьмы Пруткова, на которых отпечатано
золотыми буквами: "Сборник неоконченного (d'inacheve)", содержится весьма много любопытных документов, относящихся к его литературной и государственной деятельности. Может быть, из них еще будет что-либо извлечено для печати.

 


23 октября 2010 г.
   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы