№18
    
 
 

 

Марина Георгиевна Ивашкина,
научный руководитель Центра современных психотехнологий. Психолог, клинический психолог, кандидат психологических наук, заведующая кафедрой общей психологии психолого-социального факультета РГМУ.



Другие публикации этого раздела

 http://obivatel.com/artical/59.html

http://obivatel.com/artical/28.html

http://obivatel.com/artical/76.html

http://obivatel.com/artical/146.html

http://obivatel.com/artical/179.html

http://obivatel.com/artical/195.html

http://obivatel.com/artical/228.html

http://obivatel.com/artical/257.html

http://obivatel.com/artical/279.html

http://obivatel.com/artical/312.html

http://obivatel.com/artical/336.html

http://obivatel.com/artical/350.html

http://obivatel.com/artical/387.html

http://obivatel.com/artical/404.html

http://obivatel.com/artical/421.html

http://obivatel.com/artical/451.html

http://obivatel.com/artical/462.html
   










Яндекс цитирования





       

Майя КУЛИКОВА

ИВАШКИНСКИЕ ИГРУШКИ

Ивашкиной Марине все это передалось, можно сказать, по наследству - ее родители коллекционировали елочные игрушки. А сама она уже семь лет занимается тем, что заставляет вполне взрослых людей делать, как им поначалу кажется, осознанный выбор между динозавриками, ангелочками, мотоциклистиками и другими мелкими пластиковыми безделушками, над которыми радостно трясутся обычно лишь дети лет до восьми.
Как оказалось, существа из киндерсюрпризов, детские брелки, всякие там пупсики и мини-трансформеры - незаменимый реквизит некоторых отечественных психологов. А Марина Ивашкина использует их в психодраме, гештальттерапии, арттерапии и других «классических» психотерапевтических техниках. Даже в эриксоновском гипнозе, там игрушки - способ наведения транса.

Сегодня у Ивашкиной клиентка, которая была не против, чтобы я наблюдала за происходящим. Это еще довольно молодая, но немного помятая лицом женщина. Она пришла к Ивашкиной, чтобы та помогла ей бросить пить. Клиентка сидит, роется в игрушках, высыпанных на журнальный столик из большой коробки из-под обуви. До того, как она дошла до такой жизни, с ней беседовали, проводили тестирование - годится ее организм для игрушкотерапии или нет. Умеет ли она сочувствовать окружающим и выражать свои чувства словами. А таких среди людей не так уж много: кто двух слов связать не может, кто с детства не чувствует своих чувств, кто не верит ни во что, кроме того, что ну не создан он для этого мира.
Вообще-то, уверяет Ивашкина, человек любого возраста, когда видит перед собой мелкие игрушки, машинально начинает  копошиться в них. И автоматически начинает регрессировать, то есть попадает в собственные детские переживания. А уж если ему задавать наводящие вопросы, процесс вообще пойдет как по маслу.
Что касается детских переживаний, то психологам сегодня точно известно, что, например, проблема неуверенности в себе и недоверия к окружающим зарождается в личности на стадии младенчества. Такого бедолагу не принимают собственные родители, перебрасывают из рук в руки, не любят по-настоящему. Или взять излюбленную сегодня тему - переедание.  Оказывается, это проблема личностных границ:  человек склонен терять себя, растворяясь в других. А недостаток себя восполняет с помощью жира. Наркотики, алкоголь и даже чрезмерная привязанность к людям – из того же источника.  
Есть и еще один тип психологических несчастий, которые лечат игрушками, - личностная диссоциация, говоря человеческим языком – расщепление. Сознательное «Я» такого диссоциированного живет отдельно от чувств, фактически не живет, а пассивно наблюдает собственную жизнь. Часто такое бывает у жертв сексуального насилия и вообще у всех тех, кто лучше умрет, чем вспомнит и вновь переживет, как все было на самом деле. А игрушки – они и есть игрушки. Им уж люди не боятся приписывать любые чувства и поступки. Этим-то психологи и пользуются.
- Посмотрите и выберите игрушку, которая могла бы символизировать вашу проблему, - говорит Марина клиентке.
Та сначала пытается улыбнуться, а потом насупливается и ищет серьезно. И выбирает свинью.
- Расскажите немножко об этой свинье, - просит Марина.
- Она... такая у нее жизнь, - вздыхает клиентка, - что все видят, что она - свинья. И вот как на нее ни посмотрю, мне страшно, что я вот тоже свинья такая же, и никуда от этого не деться. И вот у свиньи у этой такая судьба - валяться в грязи, и получается, что у меня тоже, а я не хочу. А я на нее все больше и больше похожа. И виновато в этом мое пристрастие.
- Свинья то есть виновата, - подначивает Ивашкина.
- Да нет, пристрастие виновато, конечно, не свинья, но меня пугает ее образ.
Тогда Марина просит выбрать игрушку, которая символизировала бы пациентку в том образе, который бы ей подошел. Она вновь роется в разноцветной кучке, снова вздыхает. По признанию Ивашкиной, процесс длится у всех по-разному - кто-то выбирает сразу, кто-то раздумывает минут двадцать.
Наконец выбраны кенгуру с кенгуренком.
- Вот это я. Меня волнует, что из-за алкоголя я не смогу быть хорошей матерью. Что будет с моим ребенком? Ну, вы понимаете. Мать же должна быть нормальной, непьющей.
- А есть здесь игрушка, которая может вам помочь?
Та опять погружается в раздумья.


- Все игрушки, которые здесь присутствуют, - рассказывает Марина, - я условно разделяю на четыре группы. Первая - «мать и младенец». Ангелочки, маленькие животные (в смысле беспомощные, так как вообще все ивашкинские игрушки маленького размера, специально, чтобы можно было вывалить на журнальный столик побольше), кенгурихи с кенгурятами, кошки с котятами. Причем есть понятие «благополучный младенец» - довольный и спокойный и «неблагополучный» - капризный и требовательный. Вторая группа - курицы, свиньи, матрешки – так называемые материнские персонажи. Выбор таких игрушек свидетельствует о выраженной потребности в защите. Третья группа. Помните, мы говорили про людей с проблемами личностных границ? Вот они часто выбирают видоизменяющиеся игрушки, всяких трансформеров. Яйцо, например, – излюбленный выбор депрессивных личностей. Еще одна группа – агрессивные игрушки - драконы, змеи, воины. Агрессия часто связана и с темой внутренней энергии, активности, с ее избытком или недостатком. Часто тему энергии символизируют средства передвижения – машинки, паровозы…
К модным сегодня газетно-телевизионным рассуждениям о том, что, мол, много развелось вредных, агрессивных игрушек, заставляющих несчастных детей быть злыми и жестокими, Марина относится скептически. По ее убеждению, хороших или плохих игрушек не существует. Каждая играет свою роль в жизни ее владельца, будь то взрослый или ребенок. Даже «поливаемая» на всех углах кукла Барби с ее точки зрения теперь всегда будет важным персонажем нашей «игрушечной» культуры. Она, видите ли, играет важную роль в эмоционально-личностном развитии девочек младшего школьного возраста. Должны же у школьниц быть идеалы. А вот дошкольницам Барби вредит - у них, с точки зрения психологов, от Барби нарушается процесс половой идентификации.  
Ползучие же автоматчики и им подобные игрушки-«убийцы» для психотерапии, как оказалось, вообще замечательны - они позволяют реализоваться вытесненной агрессивности. И если уж в мире идет актуализация агрессии, что очевидно, то бесполезно этому процессу сопротивляться. Более того, если милитаристские игрушки запретить, агрессия уйдет внутрь детей и неизвестно еще во что выльется. Дети все равно будут играть в войну, только вместо солдат возьмут дракончиков, а не будет дракончиков - используют и плюшевых зайцев. В общем, хочет ребенок пушку - дайте ему ее, только попутно разберитесь, что же творится в мозгах у чада.
…Клиентка-алкоголичка между тем выбрала мотоциклиста.
- Почему? - спрашивает Ивашкина.
- Ну... - говорит она. - Во-первых, это полная трезвость. Во-вторых - воля, управление.
Ивашкина кивает, а потом скажет мне: вы же видели, если поставить эту игрушку на стол, она не будет стоять - упадет фальшивый мотоцикл. Клиентка же на это внимания не обратила. А значит, что, несмотря на все ее намерения, она зависима и неустойчива. Склонна к симбиотическим зависимостям не только с алкоголем, но и в любых взаимоотношениях. Поэтому она и выбирает парные фигурки - кенгуру с кенгуренком, мотоциклиста с мотоциклом. Трудности определения себя у нее, значит, размытость границ личности. Отсюда и привязанность к выпивке.
Своим клиентам Ивашкина сразу ничего не говорит, сначала просто смотрит, делая выводы для себя. А дальше предлагает им входить поочередно в роль каждого из персонажей. Побыть свиньей, побыть кенгуру. Клиент кладет пальцы на игрушку и начинает рассказывать про нее, то есть себя, все подряд. В это время она с клиенткой уже давно на «ты», хотя начинается прием с обычного вежливого «выканья».
Тем не менее при таком переходе из роли в роль клиент уже начинает решать проблему. И теперь совсем не нужно «впаривать» ему, где и с чем неувязки. Он и так все должен понять, считается. Конечно, за один игрушечный сеанс от алкоголизма не избавишься. А меняться начнешь все равно.

Была у Ивашкиной одна клиентка. После того как неизвестные на улице ее избили и ограбили, оказалась она в Склифе с поврежденным мозгом. Лечили ее в барокамере. Там и настигла ее клаустрофобия.
На первом приеме выяснилось, что клиентка совершенно не помнит себя до девяти лет. Вдобавок она, когда оказывалась в закрытом пространстве, вообще почти ничего в себе не чувствовала, кроме похолодания в конечностях. На роль страха в ивашкинских игрушках она выбрала дракона, на роль себя - лошадку, а на роль барокамеры - козу. И коза с положенными на нее пальцами клиентки произносила такой монолог: «Вот, я всех кормлю, пою, а прежде всего - дракона, который пристает к лошадке. А меня не любит». Дракон же говорил: «Да зачем мне эта старая коза, я лучше буду приставать к лошадке». И зарыдала клиентка... И вспомнила себя в девять лет, и своего доброго папеньку, который ее изнасиловал. Ну и клаустрофобия заодно пропала. Вот такие вот игрушки.
Случай этот в ивашкинской практике особый, сложный - терапия длилась  одинннадцать месяцев. А вообще Ивашкина считает, что возня с игрушками поможет любому. Не только с теми, что лежат у нее в обувной коробке,  но и с теми, что соблазняют взрослых с витрин магазинов. Все эти милые безделушки, от радиоприемничков размером с зажигалку до  накладных ресниц, от керамических гномов до машин с открытым верхом – все это игрушки, которые мы выбираем, зависят в выборе лишь от наших доходов и наших «бзиков». В этом смысле мы, жители мегаполисов, очень похожи на детей. И с точки зрения психологии это хорошо:  если нам чего-то не хватает в творчестве или любви, то все равно, чем эту нехватку восполнить, лишь бы не зарезать никого.  «Бессмысленные» покупки современного человека с точки зрения игрушкотерапии совсем не бессмысленны. И напрасно религиозные деятели и «левые» партийные агитаторы осуждают «общество потребления», оно другим сегодня быть не может.  Ведь мы, живущие в огромном механизме современной цивилизации, все немножко невротики.   Так что покупайте себе игрушки, взрослые люди, играйте в них, и будете счастливы. Хотя бы ненадолго.


31 января 2012 г.
   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: