№20
    
 
 

Обнародовано постановление председателя Верховного суда России Вячеслава Лебедева, который,  рассмотрев новые надзорные жалобы защитников Михаила Ходорковского и Платона Лебедева и изучив, как он утверждает, само уголовное дело, пришел к выводу "о наличии оснований для отмены постановления" судьи Воронова и необходимости возбуждения надзорного производства. Он привел данные, которые вызвали у него определенные сомнения, фактически изложив все доводы, которые приводили адвокаты.

Лебедев пришел к выводу, что требуется дополнительная проверка приговоров по обоим делам ЮКОСа, поскольку их фигуранты могли быть дважды осуждены за одно и то же преступление.


 

Игорь Ильич ДУЭЛЬ – член Союза писателей с 1976 года, Союза журналистов – с 1966-го. Автор шестнадцати книг документальной прозы («Океанские будни», «Дорога вдоль фасада», «По обе стороны Оби» и других) и романа «Тельняшка математика» (2010 г.). Две его книги – «Мы открываем океан» и «Судьбы фантастической гипотезы» - переведены на иностранные языки.

Работал в журналах «Новый мир», «Обозреватель», «Северные просторы»,                           в «Литературной газете»,          «Российской газете», на Центральном телевидении. Печатался в журналах «Знамя», «Новый мир», «Звезда», «Сибирские огни» и других изданиях. На протяжении многих лет был постоянным автором газеты «Русская мысль», издающейся в Париже. Опубликовал более 900 очерков, рассказов, публицистических статей, три документальные повести. Один из создателей независимой писательской организации «Апрель», первый заместитель главного редактора альманаха «Апрель». Лауреат пяти различных литературных премий. Дважды (в 1992 и 1996 годах) лауреат журналистского конкурса «Экономическое возрождение России». Награжден памятной медалью О. Ю. Шмидта Академии наук. С ноября 1999 года по март 2005 — корреспондент корпоративной газеты ЮКОСа «Нефтяная параллель».

См. в «Обывателе» публикации Игоря Дуэля «Эффект МБХ», «Рамиз, который построил мечеть».


 

 Международный литературно-художественный и общественно-политический журнал на русском языке, выходящий в свет за рубежами России, преследует главную цель: дать возможность печататься литераторам-иммигрантам, известным и пока неизвестным, пишущим на русском языке и живущим в самых разных странах. Журнал призван стать их трибуной, культурным мостом, связывающим страны и континенты.

 


Другие публикации этого раздела

http://obivatel.com/artical/11.html

http://obivatel.com/artical/106.html

http://obivatel.com/artical/139.html

http://obivatel.com/artical/160.html

http://obivatel.com/artical/186.html

http://obivatel.com/artical/224.html

http://obivatel.com/artical/252.html

http://obivatel.com/artical/289.html

http://obivatel.com/artical/294.html

http://obivatel.com/artical/322.html

http://obivatel.com/artical/356.html

http://obivatel.com/artical/378.html

http://obivatel.com/artical/399.html

http://obivatel.com/artical/410.html

http://obivatel.com/artical/431.html

http://obivatel.com/artical/458.html

http://obivatel.com/artical/472.html

http://obivatel.com/artical/488.html

   










Яндекс цитирования





       

Игорь  ДУЭЛЬ
 
СУДЬБА ЮКОСА -
СУДЬБА РОССИИ
О книге Мартина Сиксмита «Путин и дело ЮКОСа» и не только о ней

То, что в свет вышла основательная работа, посвященная судьбе Михаила Борисовича Ходорковского и его Компании, написанная американским публицистом, еще раз подтверждает, что произвол, расправа властей над неугодными, попрание прав гражданина вызывает возмущение в самых разных странах мира.

Собственно, на этом, кажется, можно бы и поставить точку, ибо моя оценка тех событий, о которых пишет Сиксмит, почти полно­стью совпадает с его оценкой. Но именно из-за этого «почти» и воз­никает необходимость продолжить разговор. Причина здесь про­стая. Американский автор, хотя он много лет прожил в России, разбирает обстоятельства гибели ЮКОСа все-таки со стороны, нахо­дясь вне событий, за пределами территории, где происходят основ­ные действия.

Я же видел расправу над Компанией изнутри, с позиции одного из штатных ее работников. И такая разница ракурсов делает необ­ходимым иногда дополнить коллегу сведениями, которые не могли быть ему известны, а иногда и поспорить с ним.

В ЮКОС я пришел в ноябре 1999 года, когда мы, несколько жур­налистов, стали буквально «на коленке» готовить первые номера корпоративной газеты «Нефтяная параллель», которая начала выходить с января следующего года. Пять с половиной лет я с гор­достью носил на своих пиджаках и куртках маленькие корпоративные значки ЮКОСа

Покинуть Компанию я вынужден был в марте 2005 года, когда один давний наш доброжелатель в ее руководстве сказал нам: «Сейчас хоть что-то сможем вам заплатить из того, что по закону положено, а месяц-другой пройдут, кто знает, как повернется».

Итак, из 11 лет, которые просуществовал ЮКОС, половину этого срока я проработал в Компании. Ездил по месторождениям и нефтеперерабатывающим заводам. Не раз летал по регионам в «шлейфе» Ходорковского. Написал четыре книжки о делах Компании, причем четвертая, опубликованная в 2006 году, уже после завершения первого процесса над Ходорковским и Платоном Лебедевым - «Как нас уничтожали. Расправа над „ЮКОСом"», - насколько мне известно, до прилавков магазинов не добралась. Три тысячи ее экземпляров растаяли таинственным образом среди российских просторов.

Хотя мне выпало увидеть события, связанные с уничтожением ЮКОСа, совсем с иной точки, чем американскому автору, это не делает нас антиподами в оценке происшедшего.

Завидую белой завистью Сиксмиту, который имел возможность во время первого процесса и после него встречаться с ближайши­ми сотрудниками МБХ (так мы называли Ходорковского), которые вынуждены были покинуть родину, в Лондоне, Нью-Йорке, Тель-Авиве выслушивать их свидетельства, обсуждать с ними наиболее драматические моменты уничтожения самой динамичной Компании России. Я же после ухода из ЮКОСа ни на чью помощь не имел оснований надеяться. Потому мог лишь еще и еще раз перебирать в памяти то, что видел собственными глазами. Видел, как уже говорил, немало, особенно если добавить, к прочему, при­сутствие на многих заседаниях Мещанского суда. И тут уж Сиксмит имеет все основания позавидовать мне.

Пожалуй, самое главное расхождение между американским публицистом и мной состоит в том, как мы воспринимаем неодно­кратно высказанное МБХ намерение в 45 лет (то есть в 2008 году) уйти из бизнеса. Мартин Сиксмит вслед за многими другими авто­рами утверждает, что такое намерение могло означать только одно - желание Ходорковского выдвинуть свою кандидатуру в прези­денты России.

Уже во введении Сиксмит так изображает ситуацию, сложившуюся в России к осени 2003 года: «У Путина была политическая власть, а Ходорковский обладал ключами к российской экономике, держа под контролем обширные нефтяные ресурсы. Путину нужна была нефть, а Ходорковский мечтал стать президентом». И далее - в те осенние месяцы Ходорковский якобы «начал беззастенчивую компанию с целью лишить Путина власти... Владимир Путин был в панике».

Американский автор в данном случае опирается на весьма нена­дежные источники. По всей видимости, такие стремления припи­сал Ходорковскому либо сам Путин, либо кто-то из ближнего к гаранту гэбэшного окружения. Для людей, смолоду привыкших измерять успех в жизни количеством звезд на погонах и их разме­ром, у Ходорковского не было иного варианта продолжить карье­ру, как, стиснув зубы, рваться в президенты. Но все высказывания МБХ, весь стиль его рассуждений, свидетельствуют об ином, совер­шенно чуждом «железным феликсам» взгляде на свое будущее. Видать, чтобы одним махом успокоить оппонентов, Ходорковский привел суждение, от которого не просто отмахнуться: «У меня еврейская фамилия. Считаю я себя евреем или нет, неважно, но в России считают меня евреем, а потому не может быть и речи о пре­зиденте России».

Мартин Сиксмит приводит в своей книге это высказывание МБХ. Кажется, оно столь категорично и убедительно, что сразу закрывает тему. Но автор как бы по инерции вставляет слова о начатой Ходорковским «беззастенчивой кампании с целью лишить Путина власти», и здесь мне остается только удивляться, на какие источники опирается весьма строгий в суждениях публи­цист. Сам он таких источников не приводит. Я их тоже не знаю. Хотя не одну сотню страниц на эту тему перечитал.

Но есть и другие причины, по которым МБХ не стал бы рваться в президенты. Он хорошо знал «жадную толпу, стоящую у трона», ему приходилось поддерживать контакты со многими государст­венными деятелями современного типа. Вряд ли эти контакты доставляли ему удовольствие. И обрекать себя на то, чтобы сде­лать эти связи еще более плотными, ежедневными, явно не в духе Ходорковского, человека от природы свободного. Да и не построить с этой гвардией справедливой и демократической России. Создавать себе тюрьму на воле? Нет, это явно было не для него. А собственной команды, годной для великих целей, у МБХ не было. Как искусный менеджер он не мог не понимать этого. Ведь даже в ЮКОСе (а это 100-150 тысяч человек, не 140 миллионов, как в ныне­шней России) то и дело обнаруживалось ворье, предатели, казачки, засланные конкурентами. Что же говорить о стране в целом?

Ситуацию, сложившуюся в момент приобретения Ходорковским полуживого ЮКОСа, никак не назовешь благостной. И выйти из нее победителем, оставаясь «белым и пушистым», было невозмож­но. Сиксмит рассказывает об этом со всей откровенностью. Он при­водит слова некоего нефтяного аналитика, который и 10 лет спустя предпочел остаться неизвестным: «Если вернуться во время сразу после приватизации, то ЮКОС и „Сибнефть" выглядели настоящи­ми бандитами». Интересная складывается ситуация! Законов МБХ и его команда не нарушали. Кабы так, именно в эти поступки, а не в налоговые недоплаты, зубами вцепились бы прокуроры. А «бан­дитизм» оставался исключительно в юридическом поле. Выходит: законы были бандитскими. Но кто же это признает!

Тот же аналитик убежден, что, по всей видимости, при дележке нефтяных миллиардов не обошлось и без крови. Но в отличие от Путина, однажды, уже после второго процесса заявившего, что у МБХ руки по локоть в крови (хотя в этом его никто не обвинял), аналитик, которого трудно заподозрить в избытке симпатии к главе ЮКОСа, высказался так: «Мое впечатление, что кровь проли­лась не по приказу сверху, такой человек как Ходорковский не будет отдавать непосредственные приказы».

Между тем только приобретенный МБХ ЮКОС был заражен коррупцией, как и вся российская экономика. Сиксмит пишет о деятельности Ходорковского в этот момент: «Методы были жестки­ми, но они уменьшали коррупцию, разъедавшую ЮКОС в бытность его государственной компанией». И вот один из первых результатов: «За два года Ходорковскому удалось сократить себес­тоимость производства на две трети». И еще: «Перед лицом кризи­са (1998 года. - Авт.) сам Ходорковский проявил стальную выдерж­ку в борьбе за выживание ЮКОСа».

Словом, рассуждая именно как опытный и умелый управленец, МБХ не мог бы не отказаться от поста президента России, даже если ему поднесли этот титул «на блюдечке с голубой каемочкой». А уж «беззастенчивая кампания» против Путина, которую якобы затеял Ходорковский, это плод перегретых мозгов ведомственного окружения товарища подполковника, который непонятно почему принял на веру здравый и вполне вооруженный информацией о российской действительности Мартин Сиксмит.

Что же до товарища подполковника и его все распухающей в объемах команды, то вся эта братия то ли не смогла, то ли не суме­ла взять в толк многочисленные высказывания МБХ о том, что главной задачей России в начале нового века стало создание граж­данского общества.

И вот решению этой тяжелейшей задачи - изменению психоло­гии «агрессивно-послушного большинства», превращению недав­них покорных жителей социалистического отечества в свободно мыслящих людей - и собирался посвятить МБХ всю оставшуюся жизнь.

Впрочем, почему собирался? Ради этой цели был создан фонд «Открытая Россия», ради того же Ходорковский помогал средства­ми всем тем, кто пытался помешать новому пришествию автокра­тии в стране. МБХ и сейчас, будучи узником, отдает этой цели каж­дую свободную минут, которую ему удается отбить у начальства. Его труды, которые доходят до мира из каторжных нор, тому неос­поримое свидетельство.

С этим же выборным сюжетом связано еще одно мое принципи­альное несогласие с Мартином Сиксмитом. Борьбу Путина с МБХ автор книги называет романтически: «бой двух титанов» или еще более высокопарно: «два толстовских героя, которые полны реши­мости сражаться за будущее России». Согласен, что все эти опреде­ления можно отнести к МБХ. Но товарищ гарант-то здесь при чем? Его, насколько можно понять из его же поступков, более всего вол­нует одно: как можно дольше не отдавать никому руль. Да и пиар­щики Путина вовсе не стремятся изобразить из него титана или гиганта - скорее наоборот, «простого человека», средней руки отца семейства, разве что когда снимается гарант в полуобнаженном виде, старательно демонстрируя накаченные бицепсы, но это вряд ли кто сочтет основанием, чтобы стать первым человеком огром­ной страны.

О прочих же успехах, достигнутых в последние годы при споспешестве Путина - особенно в нефтяном бизнесе - Мартин Сиксмит сообщает с подкупающей откровенностью: «По сравнению с той процветающей, быстро развивающейся компанией с ежегодным увеличением производительности и уровня производства бывшие активы ЮКОСа скатились почти до уровня советской эпохи в период застоя. Если в 2003 году 83,5 процента производства нефти в России было в частной собственности, то аналогичный показа­тель в 2006 году составил 42 процента. Рост производительности оборудования бывшего ЮКОСа снизился с 19,9 процента в 2001 году до 1,9 процента в 2005 году. „Юганскнефтегаз" стал свидетелем того, что производственные затраты увеличились на 31,5 процента, а продажи за этот период упали на 17,3 процента. Выпуск продук­ции снизился с более чем 7 миллионов тонн в месяц в 2003 году до менее 2 миллионов в 2005 году. И, соответственно, в целом показа­тели России в нефтяном секторе снизились: годовой рост произ­водства с 12 процентов в 2003 году в новую эпоху государственного управления резко упал до 2 процентов в 2006 году». Независимый эксперт по нефти так подвел итог случившемуся: «Похоже, что личная ненависть Путина к Ходорковскому так его ослепила, что он пошел на такую глупость как уничтожение ЮКОСа».

Разве это поступок титана? Нет, конечно. Впрочем, и сам Мартин Сиксмит это понимает, потому так комментирует сужде­ния своего таинственного собеседника: «Движимый личными чув­ствами, Путин, похоже, пренебрег соображениями национальных интересов страны».

«Вот теперь правильно!» - восклицает в таких случаях резонер из радиопередач «Эхо Москвы».

Форум в Давосе включил Михаила Ходорковского в число 200 самых выдающихся личностей нашей эпохи, которые будут опре­делять жизнь человечества в третьем тысячелетии. А генеральная прокуратура России отправила Ходорковского в тюрьму, объявив главой организации преступников.

Кто же он такой в действительности?

В школьные годы МБХ мечтал стать директором завода. Должность вроде бы совсем не подходящая для юношеских грез. Особенно в то время, когда не в ходу были представления об особом даре управленца. А он еще совсем зеленым почувствовал тягу именно к этому поприщу, от которого немало зависит в организа­ции труда и быта сотен или тысяч людей. Этой дорогой и пошел, став взрослым.

Его жизненный успех неправильно измерять нажитым состоя­нием. Важно другое: МБХ возглавил самую захудалую российскую нефтяную компанию, долги которой составляли 3 миллиарда долларов. А мировая цена на нефть была тогда двенадцать долла­ров за баррель, потом опустилась до восьми, и никто не мог гаран­тировать, что она быстро взлетит до нынешних высот. За десять лет он создал самую динамичную Компанию России, в которой ежегодные инвестиции в производство превышали 2 миллиарда долларов.

Я видел собственными глазами, как год от года менялся труд работников ЮКОСа, жизнь его регионов. Ведь столь значительные инвестиции - это не только сотни пробуренных скважин, не только новые месторождения, новые трубопроводы, новые цехи подготов­ки нефти. Это и механические ключи последней модификации, благодаря которым рабочим не приходится «рвать пупок» при свинчивании труб. Это и новенькие служебные «Нивы» мастеров добычи, позволяющие быстро прорваться к самым дальним кустам скважин по сибирскому бездорожью. Это и переход - даже на дальних промыслах - от жилых вагончиков к быстро возводи­мым административно-бытовым зданиям, собирающим под одним кровом и кабинеты управленцев, и жилые комнаты со всеми удоб­ствами, и столовую, тренажерные залы, библиотеку, медпункт.

Всего за несколько месяцев до ареста Ходорковского жюри кон­курса «Российская организация высокой эффективности» признало ЮКОС лучшей компанией страны в номинациях «Оплата труда и социальные выплаты», «Реализация социальных программ на предприятиях и в организациях». Выступая на торжествах, где МБХ были вручены дипломы победителя, Президент России Владимир Путин отметил: «У участников конкурса социальные выплаты растут более быстрыми темпами, чем прибыль. Спасибо!»

А вскоре последовала конкретная благодарность власти - тюремная камера.

Ходорковский обвиняется в том, что создал группу, состоящую из нескольких своих подчиненных, а также множества «не установ­ленных следствием лиц» для того, чтобы присвоить акции двух предприятий и совершать другие «преступные деяния» - в том числе не доплачивать казне налоги. Хотя ЮКОС платил налогов больше, чем любая другая нефтяная компания России. Только за последние годы налоговики и правоохранители проверяли Компанию более 500 раз, и никогда не находили никаких серьезных изъянов, пока не прозвучала с верхнего этажа власти команда «Фас!».

Адвокат Юрий Шмидт, выступая на общественных слушаниях правозащитной организации «Общее действие», назвал «дело ЮКОСа» «политической расправой». А профессор Евгений Ясин на вопрос газеты «Коммерсант» «Чего вы ждете от 2005 года?» ответил так: «Чуда - освобождения Ходорковского. Но это маловероятно. У власти одно намерение: посильнее закрутить гайки и окончатель­но экспроприировать бизнес. Она сделала из-за куста свое дело с „Юганскнефтегазом", увидела, что все молчат, теперь и за других возьмется».

Когда я бывал на заседаниях Мещанского суда, разбиравшего первое «дело Ходорковского», то воочию видел, как плохо склёпан­ная конструкция этого дела рассыпается при первом же столкнове­нии с правдой жизни. Несмотря на все старания прокурора Дмитрия Шохина, даже свидетели обвинения выступали в защиту Ходорковского, говорили, что именно благодаря его действиям удалось устоять на ногах тем ныне успешным предприятиям, в расхищении которых его обвиняют.

Однако ход процесса убеждал, что обвинительный вердикт предрешён. Трудно усомниться: МБХ догадывается об этом. Он сам избрал такую судьбу, заявив незадолго перед арестом, когда ему дали возможность выехать с семьёй в США, что предпочитает быть политзаключённым, чем политэмигрантом. И теперь - уже из тюремной камеры продолжает излагать мысли, ненавистные вла­стям: «Каждый гражданин своей страны - неважно, кто он по про­фессии - не только может, но и обязан участвовать в политическом процессе... Человек у нас, к великому сожалению, по-прежнему перед силовыми структурами беззащитен. И неважно, что именно - деньги, или общественное положение, или просто личная сме­лость - даёт кому-то силу и не позволяет прогнуться, проломиться. Главное - не быть человеку перед властью беспомощным. Самим себе - загодя - не присваивать почётный статус „жертв истории". К сожалению, прослойка людей с чётко очерченным личностным хребтом, с туго натянутой струной духа и характера у нас ещё тоненькая. Но она уже есть».

На этом месте я собирался поставить точку. Говорить о втором процессе над МБХ и Лебедевым, опираясь ли на суждения Сиксмита или на свои впечатления - занятие заведомо неблагодар­ное. Ибо если вдохновитель первого процесс господин прокурор­ский полковник Шохин все же время от времени пытался (хоть всегда и неудачно) стянуть некоторые факты гнилыми нитками «логических связей», то заправлявший на втором процессе проку­рорский полковник Лахтин не обременял себя и такими попытка­ми. Он, как говорится, не оглядываясь, «лепил горбатого», совер­шенно уверенный, что сойдет любая нелепость, только бы она была произнесена господином, одетым в голубой мундир, твер­дым, не терпящим возражений тоном. Недаром же одна умная женщина, проработав несколько лет судьей, пришла к выводу, что в путинской России якобы независимый суд превратился в «канце­лярию прокуратуры». Судья Данилкин в полной мере подтвердил это суждение, почти дословно переписав в приговор обвинитель­ное заключение.

В результате общих трудов названых и неназваных, но вполне известных господ и дам получилась замечательная конструкция преступления. Если следовать ей, то выходит, что Ходорковский и Лебедев уворовали всю нефть, какую добывал ЮКОС. А это более 80 миллионов тонн в последние годы. Куда они девали такое фантастическое количество ценнейшего сырья? Как могли его транспортировать? Такие вопросы задавать до недавнего времени было нельзя. Данилкин сказал - значит все.

Обвинения второго суда замечательно монтировались с приго­вором первого суда. Получалось, что МБХ и Лебедев провели за решеткой по восемь лет за то, что с ворованной нефти недоплачи­вали налоги. Нелепица на нелепице и нелепицей погоняет. Но пойди, прорвись, докажи.

И вдруг - чудо. В декабре 2011 года становится известен «Доклад „Совета при Президенте Российской федерации по разви­тию гражданского общества и правам человека" о результатах общественного и научного анализа судебных материалов уголов­ного дела М.Б. Ходорковского и П.Л. Лебедева (рассмотренного Хамовническим районным судом г. Москвы с вынесением пригово­ра от 27, 12. 2010 г.)» В 400 страниц документ! И в нем все по праву, по правде и по делу. По второму делу. Я так понимаю, что взялись сразу за второе, потому что по нему люди и ныне за решеткой. И надо скорее принимать решение. А потом уже, когда будут на воле, можно и первое изучить во всех деталях и найти реальных винов­ников.

Но время идет, текст Совета висит в интернете, а МБХ и Лебедев все еще на нарах. Сам МБХ, сидя уже восемь лет в клетке, не спе­шит причислять себя к «жертвам истории». Он полон сил - и физи­ческих, и духовных, а потому, отбыв несправедливое наказание, выйдет несломленным. И снова возьмётся за своё. Твёрдо верю: ему суждено стать успешным менеджером в формировании граж­данского общества в России.

Журнал «Время и место», выпуск 1 (21), 2012


2 августа 2012 г.
 
   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Даты
 Нравы

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: