№29
    
 
 

В  прошлом году  мы напечатали серию очерков  «Фотоозарения мастера»  писателя, искусствоведа Леонида Лернера о знаменитом фотохудожнике и близком друге автора Викторе Бреле, недавно ушедшем из жизни. Они были с большим интересом встречены читателями «Обывателя».

Ныне мы начинаем публикацию серии новых очерков Леонида Лернера об искусстве. На этот раз он отправился в далекое прошлое, во времена титанов Великого Возрождения. И начинает с рассказа о Леонардо да Винчи.



 

Автопортрет.

 

Благовещение.

 

Портрет молодой дамы (Джиневри Бенче).

 

Мадонна Литта.

 

Портрет дамы (Беатриче дЭсте).

 

Мадонна Бенуа.

 

Поклонение волхвов.

 

Мадонна в гроте.

 

Дама с горностаем.

 

Портрет музыканта.

 

Страшный суд.


Другие публикации этого раздела

http://obivatel.com/artical/62.html

http://obivatel.com/artical/47.html

http://obivatel.com/artical/109.html

http://obivatel.com/artical/145.html

http://obivatel.com/artical/168.html

http://obivatel.com/artical/191.html

http://obivatel.com/artical/230.html

http://obivatel.com/artical/255.html

http://obivatel.com/artical/300.html

http://obivatel.com/artical/340.html

http://obivatel.com/artical/360.html

http://obivatel.com/artical/377.html

http://obivatel.com/artical/400.html

http://obivatel.com/artical/422.html

http://obivatel.com/artical/448.html

http://obivatel.com/artical/456.html

http://obivatel.com/artical/486.html

http://obivatel.com/artical/493.html

http://obivatel.com/artical/507.html

http://obivatel.com/artical/536.html

http://obivatel.com/artical/565.html

http://obivatel.com/artical/586.html

http://obivatel.com/artical/591.html

http://obivatel.com/artical/614.htm

http://obivatel.com/artical/625.html

http://obivatel.com/artical/647.html

http://obivatel.com/artical/654.html

   










Яндекс цитирования





       

Леонид ЛЕРНЕР
ВЗГЛЯД МОНЫ ЛИЗЫ
Помыслы и дерзания его были царственны. А гений исполнен такой силы проявления, что доводы и дела его всегда побеждали.
Джорджо Вазари

Един во множестве лиц

Ему стукнуло всего пятнадцать, когда, поступив в мастерскую Вероккио, юный подмастерье стал соавтором знаменитого мастера, вписав своего Ангела в его «Крещение».

В семнадцать по заказу своего отца, флорентийского дворянина сера Пьеро из предместья Винчи, взявшись украсить воинский щит, изобразил на нем столь ужасное чудовище, испускающее яд из пасти, пламя из глаз и дым из ноздрей, что, согласно легенде, от этого щита в страхе разбегались враги. А когда умер герцог Сфорца, Леонардо явился к его наследнику и сыграл на волшебной лире, которую сам и смастерил из серебра в форме лошадиного черепа, чтобы придать ей полногласие большой трубы, и победил всех музыкантов, съехавшихся в Милан.

Минуло пять веков с того памятного дня, а до сих пор живо сказание о леонардовском механическом льве, который, подойдя к  Франциску I, разверз перед королем свою могучую грудь, полную живых лилий.

«…Этот человек так наделен красотой, обаянием и талантом, вступившими друг с другом в столь божественное сочетание, что каждое его действие являет собой нечто дарованное Богом, а не приобретенное». Так представляет нам Джоржо Вазари, знаток итальянского Возрождения, самую, пожалуй, фантастическую фигуру того легендарного времени – Леонардо да Винчи.

И в самом деле, с чего бы художнику, оставившему миру величайшие картины, с тем же усердием отдавать себя математике и механике, физике и астрономии, геологии и ботанике, анатомии и физиологии человека и животных… В его рукописях встречаем чертежи и рисунки летательных аппаратов, парашютов и вертолетов, винторезных станков, печатных машин, медицинских приборов. Добавим к этому целое собрание сочинений и трактатов: «О жизни и смерти», «О прошлом Земли», «О Земле, Луне и Солнце», «О растениях», «О врачах-шарлатанах и задачах истинной медицины»… Семь тысяч страниц гениальных откровений!

Художник – всему голова

«Если тяжелый орел на крыльях держится в редком воздухе, если большие корабли на парусах движутся по воде, почему не может и человек, рассекая воздух крыльями, овладеть ветром и стать победителем высоты?»

Написав эти вещие слова, Леонардо встал и еще раз оглядел свой новый прибор, похожий на летучую мышь. Четыре огромных крыла ходили крест-накрест, как ноги лошади. Откидывались назад, давая ход вперед, и опускались, подымая машину вверх. Мастерская была загромождена колесами, рычагами, пружинами, винтами, трубами, дугами и поршнями. Медное, стальное, стеклянное – все это путалось и переплеталось в глубине комнат. Наш современник узнал бы водолазный колокол, хрустальный оптический глаз, банку с человеческим зародышем в спирту, водные лыжи… И, наверное, очень удивился бы, заметив вдруг в этом инженерном хламе прелестную скульптурную головку девушки с грустной улыбкой.

Но молодой миланец Джованни Бельтраффио, потрясенный «странной» мастерской знаменитого флорентийского художника, к которому приехал учиться, сразу заметил эту чудную головку. Он поднял скульптурку из груды загадочных железок, сдул с нее пыль и смущенно взглянул на Леонардо да Винчи.

- Оставь ее, она не закончена, - сказал Леонардо, ответив юноше острым взглядом холодных светло-голубых глаз. Длинная белокурая борода и такие же светлые, густые и вьющиеся волосы придавали ему вид величавый. Лицо отличалось женственной прелестью. В красивых руках, нежных, с длинными тонкими пальцами, угадывалась большая сила.

- Итак, ты хочешь у меня учиться? Что же ты видел из моих работ?

- Признаться, немного, - вновь смутился Джиованни. – У нас, в Милане, в церкви Сан Франческо видел «Мадонну в гроте». Здесь, во Флоренции, в церкви Сан Донато – «Поклонение волхвов». Кроме того, все говорят о «Мадонне Литта» и «Мадонне Бенуа» – их считают просто божественными.

- Да, очень мало я написал. А ведь мне уже за сорок. Все эти вещи, - Леонардо кивнул на свою мастерскую, - так отвлекают. Так вот, запомни: хочешь быть художником, оставь все печали и заботы, кроме искусства. Со мной, как видишь, у тебя это вряд ли получится.

- Тогда скажите, маэстро, - изумился юноша, - почему вы, Бог живописи, тратите себя понапрасну?

- Понапрасну? – усмехнулся Леонардо. – Нет, мой мальчик. Все, что делает на этом свете человек, является искусством. И если ты настоящий живописец, должен все попробовать своими руками. Потому что именно художник – всему голова.

Шел 1493 год.

Думал ли Джованни Бельтраффио, что этот год введет его в историю мирового искусства, ибо отныне и до самой смерти он будет следовать за гением гениев, сопровождая учителя во всех его скитаниях по земле и в поисках совершенной красоты.

«Тайная вечеря»

Через два года миланский герцог пригласит Леонардо к себе на службу. И Леонардо отправится в Милан, по пути обсуждая с Бельтраффио свой будущий «Трактат о живописи», мысль о котором запала ему в день встречи с верным учеником.

- Знай, мой мальчик, - рассуждал Леонардо, погружая свой взор в живописные долины и рощи, - что именно зрение возвышается над всеми другими чувствами и руководит познанием. Дело, конечно, в умении видеть. Так вот, живопись, как ничто другое, ведет к умению видеть.

- А что же поэзия, музыка?

- Поэты и музыканты пьют из сосуда. Художник - только из родника.

- Позвольте, учитель, но где же родник?

- Вот он, - повел рукой вокруг Леонардо. - Самый чистый и вечный родник – природа. И я утверждаю, что из всех искусств только живопись – подлинная дочь природы.

В Милан к Леонардо в мастерскую пришли монахи-доминиканцы из монастыря Санта Мария делле Грацие с просьбой воссоздать на стене трапезного зала их храма легендарную Тайную Вечерю. Леонардо взял неделю на размышление. Но уже на следующий день сказал ученику:

- Поищи-ка у меня в бумагах мой давний проект «Наука о воде». Я описал там свои гидродинамические наблюдения – все 64 динамические фигуры, образуемые водой. Кажется, в этом и заключается загадка «Тайной вечери».

«Как брошенный в воду камень становится центром и причиной различных кругов, так же кругами распространяется и звук, порожденный в воздухе, в частности, голос Христа, обращенный к Апостолам: «Один из вас сегодня предаст меня», - читаю в дневнике у Леонардо от 1495 года – в дни его работы над знаменитой фреской. Поразительно, но факт: именно голос Христа породил всю сложнейшую композицию. Слова сказаны – и вот по ряду Апостолов проходит волна, состоящая из множества динамических фигур: бурление, перекат, погружение, всплывание, круговорот, ударение, спад… Упавшая среди мертвой тишины роковая фраза Христа вызывает величайшее движение в собрании, за минуту до того пребывавшем в состоянии полного покоя.

 

Миланский герцог, пришедший взглянуть на фреску, ставшую подлинным чудом его города, сразу уловил магическую волну Леонардо. При этом проницательный герцог заметил, что, придав головам апостолов столько величия и красоты, голову Христа художник оставил как бы не совсем законченной.

-Вы правы, - кивнул Леонардо. – Но где найти на нашей грешной земле образец той небесной божественности, которой требует образ Спасителя?

Леонардо лукавил. Ибо незаконченность главного персонажа «Тайной вечери» являлась на самом деле художественно-психологическим приемом, придававшим загадочность и магию всей фреске.

Известный немецкий искусствовед Эрнст Гомбрих, всю жизнь изучавший творчество и психологию восприятия произведений Леонардо да Винчи, ясно осознал причины магического воздействия художника на зрителя: «Он понял, что в живописи должна быть некая недосказанность, побуждающая зрителя строить догадки». И эту мысль в еще большей степени доказывает самая знаменитая картина Леонардо – «Портрет моны Лизы», известная под названием Джоконда.

Улыбка Джоконды

В 1499 году Милан был взят штурмом французским королем Людовиком. И Леонардо вернулся во Флоренцию.

Здесь автора «Тайной вечери давно ждали. Монахи братья Сервиты заманили художника в свою обитель, и, обеспечив полным содержанием всех его учеников и слуг, уговорили написать для главного алтаря церкви Нунциаты картину с изображением девы Марии с младенцем Христом и святой Анной. И когда он окончил эту вещь, то привел весь город в такое изумление, что неделю напролет к нему в мастерскую, как на торжественные праздники, шли и шли люди, чтобы взглянуть на чудо, сотворенное Леонардо. «Все то простое и прекрасное, что может выразить лик Девы, преисполненный величайшего радостного удовлетворения от созерцания красоты своего сына, - вспоминает Вазари, - явил флорентийцам Леонардо, не забыв при этом и легкую улыбку святой Анны, которая едва сдерживает ликование при виде своего земного потомства, ставшего небесным – находки, поистине достойные гения».

 

С 1500 по 1506 годы, во второй флорентийский период, самый плодотворный в творчестве Леонардо, он создал ряд женских образов, в том числе портрет Моны Лизы, жены Франческо дель Джокондо, над которым трудился целых четыре года. «И так как Лиза была очень красива, - утверждает вездесущий Вазари, воочию наблюдавший этот удивительный художественный процесс, - то во время писания Леонардо держал при ней певцов, музыкантов и шутов, поддерживавших в ней веселость, и в лице ее явилась улыбка, настолько приятная, что казалась скорее божественной, чем человеческой».

(Мог ли представить Вазари, что этой улыбкой Джоконды, ставшей самой дорогой в мире, 500 лет спустя посетители Лувра смогут любоваться только через бронированное стекло. Мне, приехавшему в Париж, чтобы своими глазами увидеть это чудо, Мона Лиза, упрятанная от греха подальше в сталь и стекло, показалась такой чужой и далекой…)

Эрнст Гомбрих, изучавший, как уже говорилось, восприятие зрителем картин Леонардо, и видевший Джоконду, так сказать, «живьем», когда она еще была всем доступна, отметил загадочные особенности этого загадочного портрета: «Наш взгляд встречается с взглядом Моны Лизы, и по мере рассматривания картины выражение ее лица непрерывно меняется, как у живого человека. Даже в репродукции сохраняется это поразительное свойство, а воздействие Луврского оригинала граничит с колдовскими чарами. Улыбка Джоконды – о чудо! – кажется то насмешливой, то печальной и завораживает своей таинственностью». Думается, Леонардо стремился к этому эффекту сознательно. Великий психолог и естествоиспытатель, он далеко подвинулся в познании особенностей зрительского восприятия.

 

Эпилог

Из Флоренции он уехал в Рим к новоизбранному папе Льву (сыну герцога Лоренцо Медичи), которого знал еще ребенком. Но все коронные места здесь уже были заняты: в Риме давно уже царствовали Микеланджело и Рафаэль. Парадокс судьбы: великому Леонардо, звезда которого взошла куда раньше его молодых коллег, не нашлось у папы достойного заказа. Испытывая творческое одиночество и явную враждебность создателя «Моисея» и творца «Сикстинской Мадонны», в 1516 году по зову французского короля он отправился в Париж, где и провел три последних года своей беспокойной жизни.

Рассказывают, что, когда с ним случился смертельный приступ, сам король поддерживал ему голову, дабы облегчить страдания. «Божественнейшая его душа, - сообщает Вазари, - сознавая, что большей чести она удостоится не может, отлетела в объятиях короля».

(Я бы внес сюда небольшую поправку. Сегодня имя Франциска I, короля Франции, известно именно потому, что он присутствовал у смертного одра Леонардо да Винчи.)

Блеском своей наружности, являвшей высшую красоту, он прояснял каждую омраченную душу, а словами мог склонить к «да» или «нет» самые закоренелые предубеждения.

Силой своей способен был укротить самую неистовую ярость, а в великодушии своем готов был приютить и накормить любого, лишь бы тот обладал талантом и доблестью.

За свои труды получал неслыханные вознаграждения. К примеру, за картон «Битва при Ангиари» флорентийская Синьория заплатила ему в три раза больше, чем Микеланджело за его пятиметрового колосса Давида. Но, по свидетельству Джованни Бельтраффио, к деньгам относился с презрением. «Знаменитость богача исчезает вместе с его жизнью, - утверждал Леонардо. – Куда больше живет слава подлинного художника».

Ученые мужи назвали его Государем математики и Гением наблюдения. К нам, людям будущего, он пришел, спустя века, как Гений чистой красоты.


 26 августа 2016 г.


   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Даты
 Нравы

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: