№30
    
 
 

 

Михаил Цельмс

 

Олег Арнаутов

 

Андрей Абрамов младший

 

Аннунаран Жаргалсайхан

 

Сергей Брюханов

 

Юля Ермолаева

 

Ольга Оськина

 

Роман Путятин

 

Санна Хукканен

 

Семен Петерсон

 

Валерий Шабан

 

Вилли Мельников  


Другие публикации этого раздела

 http://obivatel.com/artical/13.html

http://obivatel.com/artical/54.html

http://obivatel.com/artical/93.html

http://obivatel.com/artical/142.html

http://obivatel.com/artical/170.html

http://obivatel.com/artical/200.html

http://obivatel.com/artical/231.html

http://obivatel.com/artical/240.html

http://obivatel.com/artical/259.html

http://obivatel.com/artical/292.html

http://obivatel.com/artical/321.html

http://obivatel.com/artical/355.html

http://obivatel.com/artical/376.html

http://obivatel.com/artical/394.html

http://obivatel.com/artical/412.html

http://obivatel.com/artical/442.html

http://obivatel.com/artical/453.html

http://obivatel.com/artical/481.html

http://obivatel.com/artical/497.html

http://obivatel.com/artical/502.html

http://obivatel.com/artical/520.html

http://obivatel.com/artical/555.html

http://obivatel.com/artical/581.html

http://obivatel.com/artical/597.html

http://obivatel.com/artical/610.html

http://obivatel.com/artical/635.html

http://obivatel.com/artical/643.html

http://obivatel.com/artical/666.html

http://obivatel.com/artical/674.html 

   










Яндекс цитирования





       

 

«Я – ЗДЕСЬ!»
– заявили о себе художники 

Так назвали они свою новую выставку современного искусства, открытую на территории ЦСИ «Винзавод». Символическое название места встречи со зрителем. Место причащения. Ведь было – ещё, кажется, недавно – то время, когда через Искусство как через щель в двери смотрели мы на Свободу. И было Ожидание, а потом короткое время Воли. С тех пор однообразие главенствующего реализма сменилось разноголосицей стилей и направлений. Это есть везде, в том числе на выставке «Я-здесь»…

Что же такого интересного и неожиданного происходит именно здесь? На это есть ответ: концентрированная разноплановость высказываний! Например, «Экспансия» Олега Иванова с бобрами из картона, которые расползаются по всему залу и мигрируют по швеллеру потолка. А рядом спокойный коллаж на грунтованном холсте монгольской художницы Ануннаран Жаргалсайхан, который напоминает голубую каплю... Реалистический рисунок в картине, по композиции чем-то напоминающий сториборд, Олега Арнаутова – и абстрактный ассамбляж Михаила Цельмса, смонтированный из летящих куда-то в пространстве холста металлических объектов. Скульптура из раскрашенных пеноблоков Романа Путятина, имитирующая кирпич и бетон, а по соседству – фотография Андрея Абрамова, которая безукоризненно статуарна и живописна безо всякой обработки и, кажется, вот-вот лопнет от переполняющей её красоты (хотя на фото простой заградительный бордюр на траве). Так можно продолжать и далее, но лучше посмотреть на всё это своими глазами. Выставка продлится до 22 октября.

…А сразу после неё откроется следующая - «Пограничные пространства». В планах галереи – продолжать в том же духе в течение этого сезона. Представим куратора этой арт-галереи, Олега АРНАУТОВА. Он участник многих международных выставок и бьеннале, в том числе, в Русском музее. Провёл несколько персональных выставок. Словом, художник. И у меня вопрос к нему:

 

- В Москве, да и в других городах России, что ни день, открывается новая арт-галерея. Их уже, наверное, тысячи. Что это такое? Новая волна? Девятый вал?

- Я и сам в растерянности. В стране вроде бы продолжается кризис, а различных фондов, субсидирующих строительство арт-кластеров, все больше и больше. Может, это инерция движения прошлых лет или попытка сохранить Свободу. Ведь сколько было нападок на совершенно безобидные произведения искусства со стороны воинственного морализма, с обвинениями в какой-то ереси, с посадками в тюрьму, штрафами, закрытиями… И, несмотря на то, что независимые институции открывают все более масштабные проекты, огромное число их закрывается либо само, либо под давлением борцов «за светлое и непорочное будущее». 

- О чем это всё говорит, по-вашему? Об ответственности искусства за мозги, за формирование личности? И значит ли это, что есть спрос на современное искусство?

- В массовом сознании отношение к нему - как к несъедобному яблоку (но именно поэтому ужасно интересному). Именно такой интерес есть сегодня в толпе. И даже у развитой части, у интеллектуалов и просто любопытных людей, есть много вопросов к современному искусству… Но, несмотря на то, что оно плохо читаемо, маргинально по сути и элитарно по содержанию, – это страшное оружие, изменяющее сознание людей.

Но не обязательно ходить на выставки, чтобы попасть под влияние современного искусства. Мы живем в другую эпоху. Сейчас виртуальность забирается к нам в мозги быстрее, чем способна переварить нормальная психика. И выставка сегодня – уже, скорее, павильон для временной архивации. Это важнее для художников, чем для зрителей. Сейчас происходящее на выставке интересно больше как сообщение – эмоциональное, интеллектуальное… Вы его восприняли как зритель, и всё. Потому современное искусство часто пренебрегает материальностью, сохранностью. Массовый зритель вообще посмотрел в Интернете и, если эта трансляция его впечатляет, то вы молодец. Поэтому музыка, кино и всякое иное искусство сегодня тоже воспринимается через очки «трансляция». Чтобы быть понятным, я приведу пример. Вы вживую видели нашего президента? Может мельком, поскольку вы журналист, а вот обычный рядовой гражданин – вряд ли. Но при этом мы так много знаем о нем, даже если совсем не интересуемся политикой. Так же все знают, что есть такая Мона Лиза… Улавливаете?.. Мир стал виртуальным. И то, что над нами светят звезды, которые, возможно, давно погасли, только подтверждает мои слова…

Современное искусство сегодня – такой же виртуальный продукт, но только для массы, для народа… а вот для гурмана, коллекционера, любителя искусства все не так просто. Важно смотреть вживую, обладать, жить с тем, что понравилось. Ведь произведение искусства, если вы его полюбили, способно вас поддерживать в жизни, подпитывать, вдохновлять. Только конченные придурки покупают произведения искусства просто для вложения денег. Искусство бесценно при условии вашей любви к нему. Потому для любящих искусство хотелось бы, чтобы художники делали материальное, сохранное, то, что хотя бы в документации можно было сохранить – и общаться с этим… Для них, как и для меня, это особая коммуникация, ведь произведения являются окнами в иные миры, порталами, если хотите… А если человек видит за картиной только её стоимость, то ему нужно срочно к доктору.

Про ответственность за мозги хочу сказать следующее. Вот есть, например, какой-то простой вопрос, любой, не важно. И есть простой стандартный ответ – банальный, который выскакивает непроизвольно, как связка «Поэт – Пушкин». Но когда вы попадаете в пространство искусства, вы вдруг понимаете, что ответов много, и все они верные, потому как основаны на уникальности каждого отдельного человека, на его праве быть собой. И здесь важно, чтобы художник мог сообщить что-то своё, свой опыт, поделился бы своим независимым исследованием, его результатами…

Художник сегодня, как мне видится, – человек, который прорывается сквозь напластования заблуждений о себе, прорывается к себе, какая бы правда его там не ждала. И тут говорить об ответственности за мозги, моральные устои и прочее не приходится. Художник, как и ученый, – чист в своих помыслах, он не пытается создать никогда пошлое или отвратительное. Но если потом на основании его исследований собирают атомную бомбу, виноват ли он? Еще раз повторюсь, что мир очень сильно изменился… «Какими мы увидим себя завтра?» – это вопрос без ответа. Всегда существовал так называемый «прогресс» и сопротивление ему. Потому что прогресс все меняет. Возможно, это страшно, неприятно, непонятно, но неизбежно. Будущее неотвратимо.

Тут я вспомню одну историческую байку, которая никого не отрезвит, но позабавит. Был такой товарищ (и нету уж его давно), который, по мнению правящих в то время господ-товарищей, развращал молодёжь рассуждениями. Его приговорили к смерти. Но его рассуждения легли в основу сегодняшнего восприятия мира, он актуален до сих пор… Товарища звали Сократ. И теперь отвечу на третий вопрос – о популярности современного искусства. Самую большую популярность у нашего народа, в силу его особенностей, приобретает то, что запрещают. И потому всякие акции властей против искусства оборачиваются ростом его популярности. А любая милость, поддержка со стороны власти сразу вызывает вопрос: «Не стало ли это пропагандой?». Поэтому, как ни печально мне, законопослушному гражданину, но антагонизм неизбежен, ведь искусство не интересует «Мы», искусство интересует только «Я». И всякая игра с «Мы», с шаблонами в искусстве пародийна…

Искусству, несмотря на все изменения в цивилизации, нужен человек, отдельный, самостоятельно мыслящий, человек, который способен не пенять на зеркало, помнящий, что он голый родился на свет, что делание детей – процесс священный, а не греховный, и связан он с любовью. В этом есть моя вера. А у нас свободу вероисповедания никто не отменял. Эту фразу я специально произношу, чтобы заведомо защитить себя от нападок определенных граждан. 

- Итак, современное искусство делает людей креативными, свободными, способными принимать независимые решения, я правильно понимаю вас?

- Да, конечно.

- Но ведь именно такие граждане желанны в любой демократической стране?

- Теоретически, да.

- Получается, что, если не давить выставки картин бульдозерами, это позволит развиваться талантливым людям и будет способствовать их креативности? 

- Да, у нас талантливых людей много… Собственно, это мы и показываем на своих выставках.

- А как вы выживаете? Кто вам помогает?

- Галерея образовалась при лучшей рекламной Школе мира, Wordshop. И она как раз занимается «сменой головы» у тех, кто её посещает. Люди там занимаются рекламой, а мы – современным искусством. Так и взаимодействуем на поле креативности. Наша галерея это объединение художников, которое постоянно расширяется. Она не презентует ни новой группы, ни нового направления, но есть задачи, которые мы будем решать по мере движения во времени. Одна из них – объяснять зрителям сложные, на первый взгляд, произведения современного искусства. Мы будем отличаться от остальных определенным «студенческим», фестивальным духом, стремлением вовлекать в наши проекты все большее количество участников и партнеров. Все сейчас вываливать не будем. Но, так же как и рекламная школа Wordshop, мы хотим менять наших зрителей, проводя их по пути от отторжения к пониманию, от понимания к любви.

Только пропаганда принадлежит народу, а искусство – элитарно, и понять его могут лишь люди образованные, для которых толерантность не пустой звук. Нужно обладать любопытством, хотя бы для того, чтобы дойти до выставки… да, даже для просмотра выставки в Интернете… Мы будем объяснять свои мысли таким вот людям…

Умный зритель – это наш зритель. Станет ли он коллекционером – не главное. Но помочь ему лучше понимать искусство – уже наша задача. Это не значит, что зритель поймет либретто, задуманное художником. Его рецепторы как бы заряжаются энергией от произведения, и он, зритель, становится соучастником творчества. У него родится собственные ассоциации, эмоции… Мы сможем помочь зрителю в этом. Я имею в виду просветительскую функцию галереи. Так, следующая выставка пройдет с обеспечением аудиопомощника, который будет опекать входящего в зал.

- У вас и на первой выставке, и на второй представлены очень разные художники: разных стилей и направлений, разного опыта. Среди них есть люди со специальным художественным образованием, выставлявшиеся и в Третьяковке, и в Пушкинском музее, и за рубежом, награжденные орденами за свое творчество. А также новички…

- Мы отбираем на выставку работы исключительно по формальному признаку. На мой взгляд, любое произведение – это набор пятен или объемов, составивших общую гармонию. Если это есть – значит, уже искусство, и место такой работы у нас на выставке. Послужной список - это прекрасно, но у нас другие задачи, мы не магазин. 

Любая выставка, и эта, и та, что ее сменит, есть исследование. Художники все очень разные, каждый по-своему разговаривает с собой, по-своему ощущает время, но вместе они создают некую картину, концентрированную и разнополярную. И если вы входите в зал галереи, то попадаете в это магнитное поле нашего времени. Насколько это поможет зрителю разобраться в нем, неизвестно, ведь произведение искусства не дает ответа. Оно задает вопрос. Но ведь не зря говорят, что правильный вопрос – половина ответа.

- Не боитесь, что на выставку снова придут бульдозеры или что-то в этом роде?

- Думаю, что большинство и во власти – тоже не глупые люди.  

Вопросы задавал

Георгий Целмс

 

Георгий Михайлович Целмс (10.09.1937, Воронеж) – журналист, работал собственным корреспондентом «Комсомольской правды», специальным корреспондентом «Литературной газеты» по Прибалтике, в журнале «Огонёк». В 2007 году наш журнал «Обыватель» напечатал его очерк  «Мы верили…». Из истории одной семьи

   


18 октября 2016 г.
   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Даты
 Нравы

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: