№36
    
 
 

 

Сергей ПАРХОМЕНКО
«ВСТРЕЧА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СО СВОИМ ГРАЖДАНИНОМ»
Фрагмент программы «Суть событий» («Эхо Москвы») от 2/X-2020 

<…> Ирина Славина была медиа. Собственно, есть такой сайт, довольно популярный в Нижнем Новгороде. Он называется KozaPress. И Ирина Славина называлась директором этого сайта, но на самом деле она и была этим сайтом. Она был, собственно, единственным журналистом, редактором, продюсером, пиарщиком, директором и менеджером этого сайта. И она в своем единственном числе это делала. И довольно большое количество людей это читали, смотрели.

И вот сейчас мне пишут разные нижегородские знакомые — а так вышло, что у меня есть некоторое количество нижегородских знакомых, — о том, как они переживают это событие.

Она покончила с собой. Она села на лавочку в центре города перед местным УВД, облила себя какой-то горючей жидкостью.

Что ее заставило это сделать? Столкновение с машиной государственного убийства живых людей. Вчера она написала у себя в Фейсбуке о том, что 12 человек с пилой «болгаркой» и ломом ворвались в ее дом рано утром, как они любят это делать. Далее она вынуждена была одеваться как-то в присутствии человека постороннего, который за ней наблюдал.

И дальше в ее доме произошел обыск, он же погром. Без адвоката. Ей не дали вызвать, дождаться ни какого адвоката. У нее изъяли всё, что могло бы быть ее профессиональным инструментом: телефоны всех членов семьи, ноутбуки ее и ее дочери, компьютер, еще чего-то. И, как она написала, «искали брошюри, листовки, счета «Открытой России», возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет». Ничего этого у нее и не нашли.

Дело, по поводу которого ее обыскивали таким способом, а точнее, по поводу которого над ней издевались и ее запугивали таким способом — потому что совершенно очевидно, что смысл этого действия заключается не в том, чтобы что-нибудь найти, тем более, сами ищущие не понимали, что они ищут. Счета «Открытой России», что ли, в самом деле? Нет, задача заключается в том, чтобы напугать человека, раздавить человека, растоптать человека, посеять в нем отчаяние, сделать из этого назидание всем вокруг. В этом смысл.

Сегодня МВД региональное заявило, что оно вообще не понимает, в чем дело, и что, в общем, Ирина Славина не были ни обвиняемым, ни подозреваемым по этому делу, а была только свидетелем. Что ж вы так сдаете-то сами себя? Тем более, еще она и была всего только свидетелем, а зачем вы устроили то, что устроили? Зачем вы устроили эту карательную акцию? Зачем вы пытались растоптать, унизить, оскорбить и погрузить в отчаяние человека, которого вы даже ни в чем не обвиняете, а всего только считаете его свидетелем?

Вообще-то, Ирина Славина была по профессии школьная учительница русского языка и литературы. И эта ее работа журналистом, хотя она сама представлялась журналистом, и вот этот сайт, который она создала KozaPress… кстати, почему «Коза» многие спрашивают? А потому что коза — это такой неофициальный символ Нижнего Новгорода. Когда-то, говорят, на гербе города должен был бы быть олень, но его как-то неудачно нарисовали еще в древние екатерининские времена, что он был большое похож на козу. И на центральной площади Нижнего Новгорода даже есть смешной памятник козе, поэтому вот, собственно, и коза.

Так вот она сама содержала этот сайт — содержала его на деньги, которые сама кое-как зарабатывала. Зарабатывала она, как теперь говорят ее подруги, которые мне пишут, главным образом тем, что вязала какие-то красивые шарфы. И они, действительно, были необычные, какие-то ужасно симпатичные. И находились люди, которые были готовы покупать эти шарфы.

Вот из этих денег за шарфы, например, она расплачивалась штрафом ровно год тому назад. Она получила 70 тысяч рублей штрафа. И тогда Павел Чиков, глава «Агоры», написал, что это самый большой штраф, когда либо назначенный по недавно вступившей в силу части 3-й статьи 20.1 Кодекса об административных нарушениях. Это та самая статья «О неуважении к власти».

А штраф этот она получила за пост в Фейсбуке. Он до сих пор висит на своем месте, можно его увидеть в аккаунте Ирины Славиной — пост в Фейсбуке в августе 19-го года, где она, надо сказать, довольно насмешливо и довольно издевательски отозвалась о том, как в городишке маленьком под называнием Шахунья, недалеко от Нижнего, установили мемориальную доску в честь Сталина.

Ну, и вот за пост в Фейсбуке она получила эти 70 тысяч, и связала много шарфиков, чтобы как-то заплатить. Как-то миллионов Ходорковского не нашлось в ее кармане, или, не знаю, в тайнике, в вентиляционной трубе ее квартиры. Нет их там и сейчас, и не было их там никогда.

А собственно, свидетелем в деле, в котором она фигурировала — дело бизнесмена по фамилии, если я правильно помню, Михаила Иоселевича, которого обвиняли в том, что он писал какие-то недостаточно верноподданные тексты на ее сайте. И они там вместе пытались каким-то образом сопротивляться уничтожению одного из городских парков. Стояли там в каких-то оцеплениях. Вот за это всё заплатил, по мнению Нижегородского УВД, Ходорковский.

Вообще, для начала за это кто-то заплатил. Так не бывает, чтобы люди сами имели свое мнение. Так не бывает, чтобы люди сами думали что-то о том, что происходит в городе, котором они живут. Так не бывает, чтобы люди пытались вмешаться и каким-то образом отстоять права людей, которые живут тоже рядом с ними в этом городе. Так само не бывает. Кто-то должен обязательно заплатить. Ну, кто за такое может заплатить? Ну, Ходорковский, разумеется. Чему ему еще в Лондоне заняться? Только вот парком в Нижнем Новгороде. Он и нанял вместе со всей остальной «Открытой Россией».

Вот это и есть то, что создает власть, что создает Путин, что создают люди верные Путину, что создают люди, благодаря которым существует этот авторитарный, с каждым днем все более тоталитарный режим Путина — бездушную, тупую, преувеличенно, демонстративно жестокую машину уничтожения живых людей.

Есть люди, которые могут как-то сохранять хладнокровие при столкновении с такой машиной, даже, может быть, какое-то чувство юмора. Есть люди, которые собираются, напрягаются, мобилизуются, каким-то образом пытаются сопротивляться. Есть люди, у которых хватает расчетливости и хладнокровия, чтобы вскочить и убежать. Есть люди, которых столкновение с этой машиной только заставляет действовать активнее, энергичнее и злее. Один из таких людей — Навальный. <…>

А бывают люди, которые, увидев эту машину вблизи, понимают, что им нечего этой машине противопоставить, понимают, что единственное, что они могут сделать, — демонстративно распорядиться собственной жизнью. Это ужасное решение. И огромное количество людей сегодня пишут под этим знаменитым постом Ирины Славиной, где она пишет: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Этот пост тоже висит на своем месте. Фейсбук достаточно мощная система, чтобы не упасть от тех тысяч запросов, которые сейчас пошли на этот, в общем, мало кому известный аккаунт в Фейсбуке.

Вот, например, я посмотрел этот самый пост, за который она получила 70 тысяч. Под ним было 134 лайка даже после того, как этот пост стал известным на всю страну, о нем написал Павел Чиков и целый ряд разных знаменитых людей. Все равно 134 лайка, 36 комментариев и 4 репоста — вот это всё, что он собрал, это вся аудитория, которая была у нее в Фейсбуке. Так вот, сейчас, конечно, тысячи и тысячи людей, которые пришли смотреть на этот ее аккаунт, и он не упал в отличие от сайта Koza.Press, который, конечно, рухнул. Это был маленький, маломощный, по существу домашний, сделанный почти на коленке сайтик.

Так вот, бывают люди, которые в этот момент понимают, что единственное, что они могут сделать, — это распорядиться вот так демонстративно, так отчаянно, вот так безумно своей жизнью. У нее осталась взрослая дочь, родители. Кстати, сегодня или завтра, опять же как пишут ее друзья — день рождения ее матери. Ну, вот так совпало.

Вот это всё, что они могут поставить на кон, эти люди. Это всё, что у них можно отнять. Поскольку миллионов от Ходорковского нет, можно отнять жизнь. А потом сказать, что мы ни при чем, и не заводить дело о доведении до самоубийства, но, несомненно, оно налицо. Факт доведения до самоубийства ясен, виден, понятен и закончился очень отчетливой видеосъемкой с одной из камер наблюдения, которые там непосредственно перед этим Управлением МВД, на которых ясно видно каждое движение и каждую секунду этого страшного сегодняшнего события.

Конечно, я должен сказать еще об одной стороне этого дела — о журналистской стороне этого дела. Ирина Славина была журналистом-любителем. У нее не было журналистского образования. И вообще, ее основная профессия была другая, и даже ее основные доходы были совершенно из других источников. Но это совершенно ничего не означает. Совершенно не обязательно заканчивать факультет журналистики, чтобы стать журналистом.

<…> Есть такая издевательская фраза в интернете: «А власти скрывают». Принято хихикать по этому поводу. Вообще, есть много поводов сегодня в России, по которым проще хихикать, безопаснее хихикать, как-то надежнее хихикать. И хихикают. Пройдитесь по разным Инстаграмам, Твиттерам, Фейсбукам — найдете там много хихикающих. И найдете там и вот этот опустевший аккаунт Ирины Славиной, который больше никто не будет вести, и последним авторским постом в нем останется вот это: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Потому что к ней пришла Российская Федерация, она пришла к ней в дом, она выпилила ей дверь в дом «болгаркой», она выломала ее ломом, она заставила ее голую одеваться в присутствии полицейских. После этого она перевернула ее дом вверх дном, чтобы произвести на нее правильное, с точки зрения Российской Федерации, впечатление. После чего Российская Федерация ушла из ее дома безнаказанно, зная, что ей, Российской Федерации, ничего за это не будет.

Вот так выглядит это противостояние — противостояние последних русских журналистов, которые есть и которые работают на свой страх и риск, иногда совсем одни, иногда в маленьких изданиях, иногда в издания побольше; расследуют, добывают, выкапывают, вываливают на поверхность, объясняют вам, пытаются до вас докричаться. Так устроена сегодняшняя Российская Федерация. И сегодня мы увидели очень ясно на кадрах, на которые нормальному человеку, в общем, невозможно смотреть — я не смог досмотреть до конца, это примерно полторы минуты этого ролика, я не смог досмотреть до конца — когда там разгорелось уже как следует, я выключил. Хотя там изображены встреча Российской Федерации со своим гражданином. <…>

   










Яндекс цитирования







       

 

  


6 октября 2020 г.
 Другие публикации этого раздела

 http://obivatel.com/artical/11.html

http://obivatel.com/artical/106.html

http://obivatel.com/artical/139.html

http://obivatel.com/artical/160.html

http://obivatel.com/artical/186.html

http://obivatel.com/artical/224.html

http://obivatel.com/artical/252.html

http://obivatel.com/artical/289.html

http://obivatel.com/artical/294.html

http://obivatel.com/artical/322.html

http://obivatel.com/artical/356.html

http://obivatel.com/artical/378.html

http://obivatel.com/artical/399.html

http://obivatel.com/artical/410.html

http://obivatel.com/artical/431.html

http://obivatel.com/artical/458.html

http://obivatel.com/artical/472.html

http://obivatel.com/artical/488.html

http://obivatel.com/artical/519.html

http://obivatel.com/artical/531.html

http://obivatel.com/artical/569.html

http://obivatel.com/artical/574.html

http://obivatel.com/artical/598.html

http://obivatel.com/artical/608.html

http://obivatel.com/artical/632.html

http://obivatel.com/artical/765.html

   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: